Мусульмане Поволжья

13.02.2008Хиджаб – не знак исламизации.

В Турции разрешили-таки носить платки-хиджабы в учебных заведениях. Это, естественно, вызвало новый взрыв алармизма (подобный тому, что имел место после избрания президентом члена правящей "исламской партии" Абдуллы Гюля) как в Турции, прежде всего, среди сторонников секулярного национализма, так и за ее пределами. Много говорится о том, что Турция, долго выбиравшая между вестернизацией и исламизацией, выбрала второе, предпочтя быть первым "парнем на деревне" (в исламском мире), чем последним в "городе" (в Европе).

Эти и другие подобного рода утверждения не совсем адекватны или даже совсем не адекватны реальному положению вещей в стране. Действительно, кемалистская революция 85 лет назад провозгласила Турцию светским государством. Но надо понимать, что понятие светское государство, светское общество в мусульманской стране представляет собой нечто иное, чем подобное понятие в обществе западном, христианском. Ислам, представляющий собой религию индивидуальной практики, образ жизни, освященный многовековой традицией, воспринимаемой как родовая или национальная, оказался значительно более жизнеспособным в современном обществе, нежели христианство. Нынешнее христианство подчас воспринимается как институт, представляющий собою не более чем бюро ритуальных услуг, в которое люди обращаются по радостным и не очень поводам – в связи с крестинами и похоронами, – а все остальное время вообще не вспоминают религию и даже Всевышнего. Характерный факт – для исламского общества, даже провозглашенного светским, не характерен атеизм (полное отрицание существования Бога) как значимое социальное явление, при том, что большинство мусульман в силу разных обстоятельств не исполняют скурпулезно все ритуалы и заповеди своей религии. Кемаль Ататюрк провозглашением светского государства боролся не против религии как таковой, а лишь против прямого участия исламских кругов в политике, основании всей государственной и правовой системы на принципах шариата и законоположениях фикха – мусульманского права.

Да, конечно, в первые десятилетия республики в борьбе с пережитками султанского государства не обошлось без излишеств и перегибов. Помимо отмены мусульманского законодательства репрессиям подверглось значительное число джамаатов и суфийских ханак, а многие "антиисламские инновации" выглядели несколько парадоксальными и даже смешными. Так, в угаре подчинения религии национальному началу стали распространяться утверждения о том, что Адам (мир Ему) и другие коранические пророки… были тюрками и т. п. После кончины Ататюрка в 50-70 гг. многие последствия подобной антиисламской политики постепенно смягчались. Хотя светский характер государства при этом неуклонно выдерживался.

Запрет на хиджаб в вузах в последнее время также оказался в ряду общественных нелепиц. Все-таки это не Франция какая-нибудь, а Турция, где женское головное покрытие давно стало частью не только религиозной, но и национальной традиции, а мусульмане – абсолютное большинство население страны. Более логичным было бы однозначное полное запрещение либо хиджабов, либо пусть и изящных, но не покрытых дамских головок (в зависимости от того, что более по духу каждой из двух политических сил страны). А то ведь в последнее время этот запрет даже ударил по семейному бюджету премьер-министра Эрдогана. Две дочери премьера не смогли учиться в турецких университетах из-за запрета на хиджаб, и несчастных дев пришлось отправить на учебу аж в США, благо до подобного запрета в этой, преимущественно христианской, стране пока не додумались.

Если пытаться определить стоящие ныне у власти в Турции политические силы как "исламистские", то они окажутся очень странными "исламистами" с точки зрения расхожего понимания этого термина. Именно они выступали и продолжают выступать за европейскую интеграцию Турции, в то время как оппонентами этой идеи являются кемалисты и другие светские националисты. Кстати, из их лагеря доносятся как устные, так и печатные (в том числе в объеме целых книг), обычно характерные для мусульман-радикалов, утверждения о сионистах и агентах Израиля, в качестве которых выступают… Абдулла Гюль, Реджеп Эрдоган и вся "исламистская" "Партия справедливости и развития".

Нынешние политические лидеры Турции – люди религиозные, они молятся пять раз в день, а их жены и дочери одеты в хиджабы. В то же время надо понимать, что в своем нынешнем виде партия сформировалась вскоре после событий 11 сентября 2001 года. И наиболее значительным оказалось то, что в мировой общественной атмосфере тех лет, когда идентификация политического движения как исламское автоматически зачисляла его в ряды террористов или их пособников, турецкие политики смогли предложить прорывной инновационный проект, гармонично сочетающий ориентацию на базовые исламские ценности с современным технократическим подходом. Что характерно для Эрдогана и его команды (и отличает их от традиционных исламски ориентированных политиков), так это то, что они, в первую очередь, "взяли за рога быка" экономики, тем более что происходило это после страшного финансового кризиса в стране конца 90-х. И самое важное то, что турецкие "исламисты" в этом активно преуспели. Сами, кстати, они предпочитают называть себя не "исламскими демократами" (как их обозначают на Западе), а "консервативными демократами". Особенно в сфере внешней политики Эрдоган отличается от сего предшественника – также мусульманского консерватора Нечмеддина Эрбакана. Последний выступал как последовательный противник евроинтеграции, предпочитая совершать визиты в мусульманские страны. Эрдоган же изначально определил как приоритетное западное направление. Он, кстати, активно начал лоббировать возможную интеграцию Турции в ЕС еще до вступления в должность премьер-министра, посетив с неофициальными визитами ряд европейских столиц. Наконец, попытка обретения лидерства через ставку именно на исламский консерватизм в его ретроградном варианте вряд ли окажется для Анкары выигрышной на перспективу. Здесь сильны позиции арабских стран, прежде всего, Саудовской Аравии, которые вряд ли захотят ими поступиться. Не следует, также сбрасывать со счетов и фактор "исторической памяти" в отношении Турции как бывшего колониального сюзерена.

Наконец, Турция – это совершенно особый культурно-национальный тип исламской цивилизации, где вряд ли имеются социальные предпосылки для формирования религиозно-фундаменталистского режима в политике. Некоторое представление об этом дают данные социологического исследования, проведенного университетом Боспорус (Турция).

Так, 72% жителей Турции заявили, что религия не должна вмешиваться в политическую систему, 77% считают, что кемалистская революция способствовала прогрессу и развитию страны. Введение шариата в качестве гражданского законодательства поддержало лишь 10% респондентов. Хотя одновременно следует отметить, что большинство турок считают, что и государство не должно активно вмешиваться в религиозную сферу, а 45%респондентов полагают, что турецкое государство нарушает религиозную свободу, в том числе и запретами на ношение хиджаба в вузах и на государственной службе. Характерно, что нынешняя отмена запрета на хиджаб аргументирована возникающими в связи с этим антиконституционными ограничениями на получение образования, а вовсе не нарушением религиозных свобод.

Вот еще некоторые красноречивые показатели. 89% считают, что праведные люди есть и среди представителей других религиозных групп, 42% полагают, что представители других религий также обретут рай, если покаются в грехах, а 53% уверены, что праведные люди могут быть и среди неверующих. 65% думают, что ислам отнюдь не препятствие для демократии, 53% считают, что Турция ближе к Западу, чем к Востоку, и лишь 29% полагают обратное.

Все говорит о том, что если предположить для Турции исламскую политическую перспективу на ближайшие годы, то это будет именно умеренный, технократический подход к исламской политике. И никакой другой – в силу объективно и исторически сложившейся в этой стране ситуации. И для международной безопасности он угрозы не представляет, в отличие от светских националистов с их иногда агрессивными амбициями.

Кстати, задумываясь о том, как реализуется умеренный "серединный" исламский путь в Турции, невольно вспоминаешь, что именно такое видение религии и человеческого мироустройства существовало у пророка Мухаммада (Да Благословит Его Аллах и приветствует!)

Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Копировать | Печать | Закрыть