Мусульмане Поволжья

07.08.2007 30 лет – молодому лидеру мусульман России

30 лет Дамиру Мухетдинову

 

18 июля исполнилось 30 лет молодому лидеру мусульман России – Дамиру Мухетдинову, которого, в соответствии с традицией, уже именуют «хазрат», то есть - почтенный, уважаемый. Для своих лет он сделал невероятно много и, что особо ценно – точно. Точно в плане богословском, социальном, политическом.

Судите об этом сами – предлагаем Вашему вниманию Интервью культуролога Сергея Маркуса с Д.Мухетдиновым о патриотическом воспитании, Поздравление сотрудников ИД «Медина» и ДУМНО, а также Интервью Валерия Емельянова о целительстве с помощью Корана, даром которого обладает молодой имам из Нижнего Новгорода. Это своего рода «портрет в трёх частях».

«Рухи Мирас — Духовное наследие»: как научить любви к Отечеству и к вере своих предков?

Не утихают споры о том, как детям в школе рассказывать о религии и как научить краеведению — ведь это лучший способ привить живое чувство Родины. Об этом наш разговор с Ректором Исламского института им. Х. Фаизханова Дамиром-хазратом Мухетдиновым:

— Вопросы педагогики и краеведения — в центре внимания учёных и педагогов, которые собираются ежегодно в Нижнем Новгороде на «Фаизхановские чтения». По их итогам издаются альманахи — эта сторона Вашей работы ясна и прозрачна. А как эти знания донести до учащихся в школах?

— Давайте разделим этот вопрос на две части. Религия — это, скажем метафорически, учение о Небесном, а краеведение — учение о Земном. Человеку важно и то и другое. Школа, вне сомнения, должна дать сведения об обеих этих сторонах человеческой жизни и даже научить человека гармонично ими пользоваться.

По вопросу того, что и как преподавать о религии, в стране сейчас сложилась напряжённая ситуация. С одной стороны, одна из конфессий, Московская патриархия требует от Министерства образования нарушить Конституцию и ввести преподавание ОПК (Основ православной культуры) как обязательный предмет. Союз православных граждан призывает выходить на улицы и проводить общероссийские акции протеста, по сути, против законов нашей страны, в защиту ОПК. Министерство стоит на почве Закона и предлагает «Основы мировых религий» как культурологический, историко-познавательный курс, который должны вести дипломированные школьные педагоги, а не представители какой-либо из конфессий.

Именно эту позицию поддерживают и президенты Татарстана, Башкортостана, и Совет муфтиев России, и — естественно — Духовное управление мусульман Нижегородской области. Здесь нет сомнений. Если есть Конституция, требующая отделения церкви от государства, равенства всех религий и равноудалённости как от власти, так и от школы — значит, надо её соблюдать! Иначе разрушается целостность учебного процесса в нашей огромной стране: вот уже в ответ РПЦ стали сочинять учебники «Основы исламской культуры» и на Кавказе, и рядом с нами в Мордовии. Представьте себе реальные классы, где много детей из разных по вере и нации семей: преподавание религии в таком стиле, когда у каждого «свой учебник», «своя вера» вызовет разобщённость и, быть может, даже враждебность в детском коллективе.

А в масштабах страны что получается: на Белгородчине все уже в обязательном порядке, в полном презрении к действующей Конституции изучают Православие, а в Ингушетии — то же самое делают, изучая Ислам. Это же конец единству Федерации! Как потом выросшие на этих уроках дети найдут общий язык друг с другом? Выход — один, и на нём настаивает Министерство образования: надо рассказать школьникам сразу обо всех религиях, привить взаимоуважение, а религиозное обучение оставить специфически конфессиональным учреждениям и семье.

— Вы против даже преподавания Ислама в местах компактного проживания мусульман?

— Несомненно. Где-то можно найти такие регионы, но в большинстве городов и даже сёл идут мощные миграционные передвижения и все теперь живут вместе — значит, государство заинтересовано в едином образовательном поле. С исламской точки зрения это тоже правильно, иначе мы получим разброд в обществе и, как следствие, «мину замедленного действия».

— А как детям мусульман получать знания о вере своих отцов?

— В первую очередь — в семье. Затем — в религиозных структурах: в медресе, мечетях, специальных институтах, воскресных школах. Здесь научат и практике, и теории на добровольной основе. Итак, пусть знания обо всех религиях будут в светской школе в рамках предмета «Основы мировых религий», в предметах историко-культурного блока.

Однако, к этой программе, уже обдуманной Министерством образования, я предлагаю добавить следующее. Чтобы укрепить религиозно-общественные связи и сделать жизнь человека более комфортной, следует ввести такую практику: работодатель при приёме на работу вправе потребовать наряду с дипломом о светском образовании также и документ о религиозном образовании.

К примеру, руководителю фирмы важно, чтобы в его команде работали верующие той или иной конфессии, ибо они имеют схожие взгляды и общую этику поведения. Кроме того, христианам так легче будет выделять особые дни для постов и праздников. То же и для мусульман, для которых крайне важно наличие места для намаза и официально одобренное работодателем время для его совершения во время рабочего дня, возможность питания-халяль. У верующих других религий есть свои требования — у иудеев, к примеру, так можно будет соблюсти шаббат (отдых в субботний день), буддистам спокойно отправляться в свои ретриты (места уединения и молитвенной сосредоточенности).

— Но есть бизнесмены, которым всё это безразлично…

— Да, здесь не должно быть принуждения. Но, представьте себе: Вы устраиваетесь на работу и, помимо привычных вопросов к работодателю, задаёте ещё и вопрос о религии. Если и Вам и ему всё безразлично — нет проблем! Но как улучшается психологический настрой, микроклимат в коллективе, если для неравнодушных к вере людей всё комфортно! И для руководителя становятся более ясными мотивация и этика сотрудников. Эрудированный бизнесмен знает особенности психологии и трудовой этики протестантов в их отличии от навыков православных, например, или мусульман, буддистов.

— Но как защитить человека в данном случае от дискриминации по вероисповедному признаку? Если его не принимают на работу из-за того, что он «не той веры»? Или он атеист, или верующий вне конфессиональных традиций?

— Это справедливо по отношению к государственным организациям. Я же говорю о частном бизнесе, о религиозных организациях. В нашем нижегородском Издательском доме «Медина», к примеру, трудятся и мусульмане и православные христиане — мне как руководителю важно, помимо профессионализма, что люди имеют религиозные устремления и можно надеяться на соответствующее заповедям веры поведение. При этом я уважаю их религиозные правила и даю возможность им следовать.

— Но как конкретно получить сведения о религиозном образовании взрослого человека, желающего получить работу? Это же затруднительное увеличение хлопот, бумаг и проблем…

— Да, это хлопотно. Но нужно потратить и время, и деньги, чтобы внести гармонию в общество. Ведь предложенный механизм ставит целью именно гармонизацию отношений. Для детей и взрослых нужно создать доступные формы прохождения «религиозного ликбеза». Кому-то надо позаниматься 60, 100, 140 или сколько угодно часов — лишь бы был результат. Пусть все духовные школы сами определят свои методики и шкалу оценок. Важен в итоге документ — сертификат о получении религиозных знаний.

И никому тут не нужна формальность, дутая отчётность. Это ведь нужно для людей — чтобы быстрее и лучше понимать друг друга и правильно строить общественные бизнес-отношения.

— Россия сейчас в таких вопросах прежде всего спрашивает себя: а как на это посмотрит Европа, соответствует ли это правилам Евросоюза?

— В европейской практике много как хорошего, чему нам стоит учиться, так и откровенно неприемлемого. Вот приезжающих в Голландию на жительство и ради работы теперь обязывают просмотреть фильм о «вольной жизни», включающей кадры жизни гомосексуалистов и «лёгких наркоманов» — и подписать документ, что они принимают все эти «европейские ценности»! Во-первых, это никакие не европейские ценности, ведь Европа выросла на традициях Христианства, но сейчас, к сожалению, налицо пост-христианская цивилизация. Это надо ясно понимать и выборочно брать от Европы только то, что добротно и согласно с религиозным стандартом авраамических религий.

Недопустимо пропускать в Россию эти антитрадиционные вирусы (легализацию содомии, наркомании в любом виде, беспорядочные сексуальные отношения и т.п.) — ведь это не просто противоречит нашим устоям и базовым ценностям, но и усиливает демографический кризис.

— И всё же именно в Европе национальные меньшинства в более благополучном состоянии, чем в России, не правда ли?

— В целом — да (хотя там тоже есть нерешённые болевые точки, у басков или ирландцев, например). Мы побывали недавно в Финляндии в гостях у наших единоверцев-мишарей, и увидели чётко и справедливо выстроенные отношения между нацменьшинствами и государством (см. интервью с председателем Татарской мусульманской общины Финляндии Оканом Дахером).

Итак, у Европы стоит учиться в решении национального вопроса, но ни в коем случае не повторять сдачу религиозных позиций. Здесь скорее мы в России можем стать примером. Но над этим надо работать!

— Вернёмся к программа краеведения «Рухи Мирас»: каково их прошлое и будущее?

— Повторю: знания о религии в государственных школах должны даваться как обязательные в федеральных программах, сугубо конфессиональное образование и обучение духовной практике — только в религиозных школах, а краеведение — как дополнительный региональный компонент в госшколах.

Да, в рамках регионального компонента пусть будет «История родного края», или «Краеведение». В каждом регионе только этот предмет может быть резко непохожим на то, что преподаётся в соседнем регионе. Разве это не естественно? Понятие Малая Родина может наполниться смыслом и тёплым патриотическим переживанием лишь в результате познания своей области, своего города или деревни.

Мы в ДУМНО уже не раз проводили встречи и даже методические занятия с учителями средних школ по программе «Рухи Мирас — Духовное наследие». Для нас это прежде всего средство воспитания самосознания татар-мишарей Нижегородской области. В 2001-2003 гг. мы вели занятия с педагогами области: за 72 часа они слушали как светских методистов, специалистов, так и религиозных, получали Сертификат. Задача ставилась такая: в рамках уроков по краеведению и литературе насыщенно представить Родной край. В занятиях участвовали приезжавшие из Москвы и Казани специалисты, к примеру, доктор исторических наук Айдар Хабутдинов, кандидат исторических наук, этнолог Дамир Хайретдинов.

Теперь мы планируем к осени написать учебник, его условное название «Мишяр дуньяси» или «Нижгэр татарлары» («Мещерский край» или «Татары Нижегородчины»), провести в Сергаче методические занятия «Рухи мирас» для педагогов средней школы Краснооктябрьского района и других районов области, подготовить для них Минибиблиотеку. Надо ещё определить формат этих занятий и состав участников — главное же, дать базу для конкретной работы. Законодательные и интеллектуальные условия для этого есть. Нужно подготовить, точнее говоря, повысить квалификацию педагогических кадров.

— Почему избран Сергач, кстати, печально «прославившийся» тем, что на федеральных трассах при подъезде к городу выставлены почему-то православные кресты?

— Эти кресты — знак одной из конфессий, на федеральной трассе они размещены в нарушение закона и наперекор традициям населяющих Сергачский район народов, для которых Ислам — родная вера. Мы уже выступали против этого, надеемся на благоразумие местных властей, которые вернутся в конституционное поле. Попытки загладить это деяние, однако, выражаются в предложении поставить также и мусульманские символы — но разве это решение? Тогда с не менее обоснованными требованиями придут чуваши или мордва-язычники, потребуют водрузить рядом своих идолов… а что атеисты, или верующие иных конфессий должны делать? Так общегосударственное пространство превратится в… иконостас всех вер! Абсурд.

Итак, Сергач — это традиционный для татар-мишарей центр, а ныне это удобный административный центр района и этим объясняется выбор места.

— Позвольте малоприятный вопрос: когда священник православной церкви или мулла из мечети идёт в образование, у знающих историю людей возникает опасение — «а не возврат ли это к средневековому мракобесию», ведь попы и муллы в фольклоре нередко высмеивались не за то, что они говорили хорошего, но именно за недостойное поведение?

— Замечательный вопрос! Это очень важно. Про коррупцию и болезни у православных мне говорить некорректно — это их внутренние проблемы. Но вот, представьте себе, что мне недавно высказал юноша в Нижнем Новгороде, застав меня и нашу команду на работе вечером. «Мне мать всегда говорила, что мулла может работать лишь до 2 часов дня, а вы, оказывается, такие продвинутые ребята!» Вот видите, до чего снизился образ муллы у татар — и это неслучайно, и дело не только в необразованности и нищете советского периода, когда нас буквально загнали в полуподполье.

С глубокой горечью надо сказать, что девальвация исламского служителя известна с давних времён. Ислам не признаёт некоего «духовенства» как касты, но ещё в Средние века прозвучала формула: «Мир держится на молитвах ишанов!» Иначе говоря, я — спец по духовным делам, а вы — потребители моих «духовных услуг».

Здесь есть тонкость. Специалисты должны быть везде, в первую очередь в мусульманских делах. И призванным, талантливым надо давать специальное образование. Платить достойную зарплату, а потом пенсию — но ни в коем случае не допускать превращения их в «жрецов» или «касту»! Сам Марджани бежал из славной Бухары от бесславных псевдо-ишанов.

Из горьких уроков прошлого мы должны вынести уроки. Служитель в Исламе — это муджахид (боец) и муджтахид (труженик). Всё в мире парно (кроме Единого Аллаха) — духовное и материальное. Если у служителей нет материальной базы и умма не поддерживает своих талантливых детей, повышая их образованность — то муллы деградируют. Они вынуждены концентрироваться не на совершенствовании и передаче знаний и помощи людям — а на добыче пропитания. Так что причина «мракобесия мулл» двойная. Это неисполнение ими своего призвания, с одной стороны. Но это и неисполнение мусульманами своих обязанностей по закяту, созданию вакфов, и — как следствие — обнищание и коррумпирование мулл.

— Как же избежать деградации? И как призвать лучших к духовному служению?

— Исполнять предписания, данные Пророком Мухаммадом (САВ). Не забывать, что без учёности имамов и общей образованности всех мусульман мы не воплощаем Ислам. Возродить закят, в новых условиях восстановить институт вакфов. Кроме того, крайне важно, чтобы исламские деятели получали и светское и религиозное образование. Таковы заветы, данные нашими предками джадидами ещё столетие тому назад.

Мусульман вообще должен стремиться быть первым среди граждан своей страны — в благочестии и семейственности, в добрососедстве и гражданской активности, в высокой и всесторонней образованности. А иначе мы не подтвердим мечты нашего Пророка, который хотел видеть нас «лучшей общиной среди людей»!

Беседовал Джаннат-Сергей Маркус (Москва)

Поздравляем с 30-летием Дамира-хазрата Мухетдинова!

Сегодня, 18 июля 2007 года исполняется тридцать лет Дамиру Ваисовичу Мухетдинову, человеку больших способностей и высокого потенциала.

В свои тридцать лет Дамир Ваисович Мухетдинов — кандидат политических наук, руководитель аппарата Духовного управления мусульман Нижегородской области, член президиума ДУМНО, директор Нижегородского исламского медресе "Махинур", заместитель председателя Совета Региональной национально-культурной автономии татар Нижегородской области, ректор Нижегородского исламского института им. Х. Фаизханова, заместитель директора Института стратегических исследований ННГУ им. Н. И. Лобачевского, член Общественной палаты Нижегородской области. В совершенстве владеет татарским, английским и арабским языками. Женат, имеет сына.

Дамир-хазрат постоянно занят просветительской и общественной деятельностью. Он является генеральным директором Издательского дома «Медина», ежегодно издающего несколько десятков исторических и богословских книг, журналов, альманахов. Дамир Ваисович является главным редактором газет, выпускаемых ИД «Медина»: «Аль-Хаят», «Медина», «Мишяр дуньясы».

Д. В. Мухетдинов активно сотрудничает с крупнейшими научными, общественными и религиозными деятелями России, ближнего и дальнего Зарубежья. В 2007 году Дамир Ваисович в составе российской делегации побывал в Узбекистане и Финляндии, где участвовал в установлении дружеских и добрососедских связей с учёными-востоковедами и мусульманскими общинами этих стран.

Под руководством Дамира-хазрата ведётся активная просветительская и научная работа среди молодёжи. В мае 2007 года под эгидой Нижегородского исламского института им. Х. Фаизханова состоялась Первая Международная молодежная научно-практическая конференция «Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии», собравшая молодых учёных-востоковедов России, Узбекистана, Казахстана и Кувейта.

Благодаря Дамиру Ваисовичу Мухетдинову в Нижегородской области возрождаются татарские сёла, культура и традиции татар-мишар.

Дамир-хазрат является активным участником процесса поддержания межконфессионального и межнационального мира и согласия на Нижегородской земле. Масштабы его деятельности давно вышли за пределы Нижегородской области, что в немалой степени способствует созданию положительного образа региона.

Аппарат Духовного управления мусульман Нижегородской области и сотрудники Издательского дома «Медина» от всего сердца поздравляют Дамира Ваисовича с тридцатилетием! Мы искренне рады и гордимся тем, что работаем рядом с таким высокопрофессиональным специалистом и великодушным человеком, как Дамир Ваисович. От всей души желаем ему дальнейших научных свершений, неиссякаемого здоровья и помощи Всевышнего в любых благих начинаниях!

ДАМИР-ХАЗРАТ МУХЕТДИНОВ: ”Для лечения с помощью Корана нужна неистовая вера”

- Дамир-хазрат, мы знаем Вас давно как кандидата политических наук, члена Общественной палаты Нижегородской области. Было любопытно ещё и узнать, что Вы, если можно так сказать - "мусульманский экзорцист". Насколько в целом для ислама характерно явление, сходное с изгнанием бесов в христианской традиции?

- В Священном Коране есть чёткое определение злых джиннов и детально разработанная наука снятия сглаза, порчи и других подобных явлений. Есть аяты в Коране, которые читаются больным людям в правое ухо, при этом правой рукой необходимо провести им по голове, тем самым изгоняя бесов.

К сожалению, многие люди, даже называющие себя верующими, работающие в Духовных управлениях, не верят в существование шайтана до тех пор, пока сами не попадают на подобные сеансы. Но когда они видят человека вроде бы нормального, мирно с тобой беседующего, но при чтении Корана затыкающего уши и посылающего имама с его проповедью «куда подальше», эти люди приходят в шок. Только после сеанса изгнания человек освобождается от бремени джиннов, колдовства, сглаза, приносит извинения и возвращается в нормальное состояние.

– Как давно Вы занимаетесь этим делом?

– Я занимаюсь этим десять лет. Слава Аллаху, когда я учился в медресе в Башкортостане, друзья подарили мне книгу про фешар – лечение с помощью Корана. Наука эта сохранилась до наших дней, и мой бабай (дедушка), которому сейчас за 90, рассказывал мне о Мирзе Авзи из села Зур Рбища (Рыбушкино) – был такой святой праведник, изгонявший бесов. Это стало мне интересно, и я стал практиковать целительство с помощью Корана. Будучи шакирдом (учеником медресе), посвящавшим всё время изучению Корана, - я чувствовал милость Всевышнего, когда ко мне приводили больных людей и особенно детей: достаточно было один раз прочитать молитву - и они уходили исцеленными.

Был один случай, когда меня позвали к старушке 94 лет прочитать отходную молитву. Её родственники уже приготовили лопаты для рытья могилы и саван, а меня пригласили, чтобы потом лишний раз из Москвы не вызывать. Но я всё-таки стараюсь лечить, а не калечить, и прочитал дуа (моление) о выздоровлении. На следующий день она уже села на кровати, ещё через день в баню пошла. После этого она прожила пять лет и отошла в мир иной в очень почтенном возрасте. Старушка потом мне рассказывала, что все эти три дня видела один и тот же сон: двух тучных коров, погоняемых пастухом в чёрных одеждах…

Вообще замечено, что люди, несильно одержимые джиннами, поддаются излечению в течение трёх дней. Для других курс лечения может продолжаться дней сорок. И всё это - с помощью Корана и молитв.

– Что нужно для того, чтобы лечить с помощью Корана?

– Конечно же, нужно знать Коран. Но не это главное. Нужна страшная, неистовая вера. Но вера не в себя. Ко мне приходят больные люди, говоря: "Сынок, вылечи, мы тебе всё, что хочешь, отдадим!". И если ты, как лекарь, поддашься такой мотивации – то всё, пиши пропало, больше никого не вылечишь.

Истинное исцеление – от Аллаха Всевышнего, а мы - всего лишь подобие пилюль анальгина или пенталгина в Его руках. Если будешь в это верить, то Господь из любви твоей, из неистовой веры в Него, когда ты в неистовстве, со слезами на глазах просишь помощи для больного, через тебя, пребывающего в состоянии богобоязненности, исцеляет этого человека.

И говорить надо таким больным, чтобы они не тебя благодарили, а раздали бедным садака (милостыню). А мне достаточно благодарности размером с буханку хлеба, как об этом завещал Пророк Мухаммад (САВ) в одном из хадисов.

– Как много имамов занимается целительством?

– Довольно многие из них хотели бы побаловаться целительством, другого слова я в данном случае не подберу. Но настоящих профессионалов очень мало, в России буквально единицы. Это очень сложная наука.

Когда мои студенты в Нижегородском исламском институте, ректором которого я являюсь, говорят: "Дамир-хазрат, научи нас целительству!", я отвечаю: "Эти науки не учат. Это не общий предмет. Если вы поставите эти знания на службу обогащению, вы сделаете так, что не поймёте, как джинны овладеют вами, войдут в вас во время сеанса лечения, и вы не заметите, как начнёте служить джиннам и шайтану. Для этих наук нужно созреть душой".

Беседовал Исмаил-Валерий Емельянов (Москва, Портал-Кредо.Ру)

Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Копировать | Печать | Закрыть