Поиск по сайту:
Регионы ПФО
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"

Айслу Юнусова- доктор исторических наук, директор Центра этнологических исследований Уфимского научного центра Российской академии наук, член Совета по делам религий при Правительстве Республики Башкортостан.

 

РАДИКАЛЬНЫЕ ИДЕОЛОГИИ
И МУСУЛЬМАНСКАЯ МОЛОДЕЖЬ В РОССИИ

У современных религиозных обществ России, в том числе Урало-Поволжского региона, очень много проблем. Это слабо развитая система религиозного образования и отсутствие грамотных кадров священнослужителей, неумение противостоять натиску идеологии «рынка» и криминала на жизнь общины, внутреннее противоборство мусульманского духовенства и разобщенность мусульман. Самое слабое звено в сегодняшнем российском исламе – система передачи знаний. Мощный импульс в строительстве системы мусульманского образования, печати, культуры в целом, полученный в начале XX века, так и не получил дальнейшего развития, а в 20–30-е гг. был и вовсе пресечен политикой воинствующего атеизма. К началу 90-х годов знания об исламе сохранились у российских «этнических» мусульман в виде фрагментарных представлений и бытующих на семейно-бытовом уровне традиций. Полное отсутствие религиозной литературы, знаний Корана и навыков его чтения, условность при соблюдении тех или иных обрядов – таким был ислам в России к началу эпохи религиозной свободы и конфессионального плюрализма, провозглашенного законом РФ «О свободе совести» 1991 г.

Достаточно слабый экономически и организационно российский мусульманский социум стал объектом интервенции радикальных идеологий, международных террористических организаций, мобилизующих социально незрелую молодежь. Именно молодежь пытаются сегодня сделать опорой для реализации великодержавных планов строителей всемирного халифата.

В поэтапном распространении радикальных идеологий в постперестроечной России видны различия средств и методов при одной и той же цели, каковой является ослабление российской государственности.

«ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ» ЭТАП

Первый этап – рубеж XX–XXI вв. – обозначен нами как «просветительский». Он характеризуется появлением в России сотен преподавателей и наставников из-за рубежа, учреждением мусульманских и совместных с зарубежными структурами учебных заведений, массовым тиражированием религиозной литературы.

В стране, мусульмане которой десятилетиями испытывали острый недостаток в книгах религиозного содержания, появилась литература, изданная как в России, так и за ее пределами. Условно ее можно подразделить на научно-популярную и просветительскую литературу и религиозно-дидактическую. Литература по истории ислама, шариата, коранистике, хадисоведению, научные и популярные издания текстовых источников по истории мусульманской религии, опубликованные первоисточники, прежде всего –  Коран, Хадисы, канонические тексты выдающихся богословов средневековья, предназначенные для изучающих основы ислама, специалистов историков, религиоведов, востоковедов, а также для всех интересующихся исламом как частью мировой культуры. Религиозная дидактическая литература, призванная научить верующих азам религиозной культовой практики, дать основы исламского вероучения.

Поток литературы и просветителей от ислама сопровождался появлением в России приверженцев различных пантюркистских направлений в исламе, таких как «Сулейманджи»[1], «Нурджи»[2] и др.

Десятки групп «Сулейманджи» и «Нурджи» были созданы под видом учебных заведений, частных фирм и благотворительных фондов. Объектами их внимания стали прежде всего те российские регионы, где проживают тюркские и другие народности, исповедующие ислам. На Северном Кавказе был создан фонд «Торос» и фирма «Эфляк», в Поволжье – фирма «Серхат», в Хакасии и Бурятии – фонд «Уфук», в Поволжье, Москве, Минске, Санкт-Петербурге – фонд «Толеранс». Общее число учебных заведений, созданных под эгидой «Нурджи», приближалось в начале 2000-х годов к пятидесяти.

В марте 1993 г. было заключено соглашение между Министерством образования Республики Башкортостан и турецкой фирмой «Серхат», которое предусматривало создание башкирско-турецких учебных заведений – лицеев, благотворительных пансионатов. При их создании руководителями и учителями, как правило, оказались последователи учения Нурси, приглашенные от имени коммерческой компании «Серхат». Под эгидой этой фирмы в нашей республике действовали четыре башкирско-турецких лицея - в Уфе, Стерлитамаке, Нефтекамске, Сибае, где обучалось более 1000 подростков. Учащихся и, особенно, их родителей привлекала возможность углубленного изучения турецкого и английского языков, прохождения языковой практики за рубежом, продолжения образования в Турции. Желающих находилось немало.

В 1997 г. в Аргаяшском и Кунашакском районах Челябинской области также был учрежден турецкий лицей, обязанный своим появлением председателю исполкома башкирского областного курултая Зиннату Бикбулатову. Он убедил главное управление образования области в необходимости заключить договор с турецкой фирмой "Серхат".

Уже в конце 90-х годов выяснилось, что сама фирма на деле является структурным подразделением религиозно-националистической секты "Нурджи", запрещенной в самой Турции. При этом деловые интересы «Серхат» и других турецких фирм в Уфе распространялись на рынок одежды и ювелирных изделий, на сферу общественного питания и другие сегменты местной экономики. «Нурджи» действовала также через торговые организации, в частности, через фирму «Стиль» и ее магазины кожаной одежды в Уфе, Ростове-на-Дону и других городах России, распространяя среди покупателей экстремистскую литературу.

Летом 2002 года правоохранительные органы Республики Башкортостан обезвредили десять членов «особо опасной радикальной религиозной секты «Нурджи», напрямую связанных с международным национал-террористическим движением «Серые волки». Выяснилось также, что преподаватели в турецких лицеях в большинстве своем не имели специального образования и опыта преподавательской работы. Проверки башкирско-турецких лицеев, проведенные Министерством образования республики совместно с правоохранительными органами, вскрыли целый букет грубых нарушений российского законодательства в области педагогической деятельности и правил пребывания иностранных граждан. В 2001 году за злоупотребление должностными полномочиями и служебный подлог осужден и выдворен из страны директор Нефтекамского башкирско-турецкого лицея Омар Каваклы, за нарушения российского законодательства из страны выдворены более 20 турецких граждан – сторонников «Нурджиа». В регионе были закрыты все учебные заведения, созданные при участии нурсистов, а также приостановлена деятельность коммерческой компании «Серхат», «которая с 1992 г. обеспечивала финансовую поддержку центров по подготовке и вербовке террористов из числа учащихся колледжей». За грубые нарушения законодательства о правовом положении иностранных граждан в России и действия, противоречащие национальным интересам Российской Федерации, правоохранительными органами Республики Башкортостан принято решение о выдворении из нашей страны трех граждан Турции, создавших в г. Октябрьский Башкортостана так называемый благотворительный пансионат «Якты Юл». Министерство образования Башкортостана разорвало соглашение о сотрудничестве с фирмой «Серхат».

Фирма «Серхат», связь которой с «Нурджи» ФСБ считает доказанной, финансировала челябинский турецкий лицей, более половины учащихся в котором – русские ребята. Деятельность лицея была приостановлена только в 2005 г.

В мае 2001 г. в Ростове-на-Дону была приостановлена деятельность открывшегося несколькими месяцами ранее турецкого культурно-образовательного центра. Один из его руководителей, гражданин Турции Алдырмаз Неджати, был выдворен за пределы России. По данным ФСБ, он не только собирал информацию для турецких и других иностранных спецслужб, но и распространял литературу, разжигающую межрелигиозную и межнациональную рознь.

В декабре 2001 г. прокуратура Екатеринбурга предъявила эмиссарам «Нурджи» – гражданам Азербайджана и Узбекистана – обвинение по ст. 282 УК РФ в разжигании межнациональной, религиозной и расовой вражды и розни. В ходе следствия было изъято более 2 тыс. экземпляров литературы, проповедующей идеи исламской революции и создания «Великого Турана». Однако в связи с особенностями правоприменительной практики этой уголовной статьи дело, в конце концов, было закрыто.

Фонд «Уфук» – учредитель Бурятско-турецкого лицея в Улан-Удэ и абаканского Хакасско-турецкого лицея, без помех действовавшего в республике с 1994 г. Так же как аналогичные заведения в Майкопе, Махачкале, Нижнем Новгороде, Чебоксарах и других российских городах, он не имел соответствующей лицензии на ведение образовательной деятельности. Итогом проверок Минобразования стало перепрофилирование хакасского, башкирского, тувинского и бурятского лицеев: из их названий исчезло слово «турецкий».

В 2001–2002 гг. органами безопасности пресечена деятельность более 50 функционеров «Нурджи», действовавших в Башкортостане, Дагестане, Карачаево-Черкесии.

16 декабря 2002 г. пресс-служба ФСБ распространила официальное сообщение: «По имеющимся данным, турецкая религиозно-националистическая секта "Нурджулар", действующая в России через созданные ею фирмы "Серхат", "Эфляк", фонды "Торос", "Толеранс" и "Уфук", решала широкий спектр задач в интересах разведки. Так, осуществлялся сбор информации о происходящих на Северном Кавказе процессах, велась пантюркистская и панисламистская обработка российской молодежи, проводились пропагандистские акции, изучались кандидаты на вербовку в целях формирования протурецкого лобби в местных властных структурах, проникновения в правоохранительные органы и общественные объединения. Имеются сведения о тесных контактах функционеров этой секты с представителями действующих в Турции организаций (в том числе фонда "Кавказ"), оказывающих помощь бандформированиям в Чечне. Только в этом году органами безопасности пресечена деятельность более 50 функционеров секты "Нурджулар", которые действовали в республиках Башкортостан, Дагестан, Карачаево-Черкессия. Управлением ФСБ России по Краснодарскому краю пресечена деятельность двух граждан Турции – Шентюрк Мухаммеда и Дурак Джемиля, связанных с турецкой радикальной националистической организацией "Серые волки"».

В 2005 году по факту деятельности в Набережных Челнах организации «Нурджи» было возбуждено уголовное дело по ст. 282 (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды) УК РФ. Ровно через год дело было приостановлено в связи с тем, что виновных не нашли. Следственные органы были вынуждены направить гражданский иск против распространения литературного наследия Нурси в России в Коптевский суд, где были рассмотрены результаты первых экспертиз. Их авторы – специалисты МГУ, психологи из Республиканской клинической психиатрической больницы и с кафедры практической психологии Казанского государственного педагогического университета. Суд обратился в Российскую академию наук для проведения дополнительной экспертизы. Труды Нурси в русском переводе изучили специалисты в области языкознания и психологии. Ответчиком в суде выступал Культурно-образовательный фонд "Нуру Бади", издающий и распространяющий книги Нурси в России. Руководят фондом имеющие российское гражданство этнические азербайджанцы Ибрагим Ибрагимов и Бахман Велиев.

По данным Генеральной прокуратуры РФ, исследования, проведенные специалистами по этнографии, показали, что в брошюрах последовательно проводится мысль о превосходстве ислама и ущербности всех других религиозных конфессий. Согласны с такой позицией и в Центре общественных связей ФСБ, располагающем сведениями о том, что брошюрами пользуются члены запрещенной у нас экстремистской организации – исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». По мнению представителя ФСБ, запрет на распространение брошюр Саида Нурси позволит российским правоохранительным органам эффективнее бороться с организациями, угрожающими национальной безопасности.

Следует учитывать, что в отношении «Сулейманджи» и «Нурджи» нет однозначных оценок со стороны религиозных деятелей, ученых, чиновников. Многие склонны рассматривать основателя учения Саида Нурси как умеренного богослова, реформатора, не замечать фактов распространения нурсистами идей религиозного экстремизма. В мусульманской среде распространяются слухи о том, что правоохранительные органы преследуют не членов экстремистской группы, а простых мусульман, а все обвинения против фирмы «Серхат» связаны с конкурентной борьбой за абитуриентов и не имеют ничего общего с борьбой против экстремизма.

 «РУССКИЙ ЭТАП»

На первом этапе интервенции радикализма его идеологи ориентировались в основном на тюрко-мусульманскую молодежь, представителей так называемых «этнических мусульман», а в качестве инструментов влияния были созданы повсеместно турецкие лицеи и фонды.

Второй этап, названный нами «русским этапом интервенции радикальных идеологий в мусульманское пространство России», отличается тем, что объектом идеологической обработки становится российская молодежь безотносительно этнической и религиозной принадлежности. Этот этап связан с деятельностью экстремистской религиозно-политической партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», чья деятельность запрещена на территории России решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 г.

В 2002–2004 гг. в России появились печатные издания, имеющие прямое  указание на принадлежность к партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», в виде авторства – Такиуддина ан-Набахони, основателя и лидера партии, либо в виде указания «издание Хизб ут-Тахрир», либо в виде конкретных указаний на Хизб ут-Тахрир в самом тексте книг, журналов, брошюр, листовок. Массовыми тиражами стал распространяться журнал «Аль Вай».

В 2002–2005 гг. партия «Хизб ут-Тахрир», укрепив свои позиции в странах Центральной Азии, особенно в Узбекистане, активизировалась в регионах России. Современный этап ее деятельности можно назвать «русским». Его особенностью является массовое тиражирование пропагандистской литературы на русском языке, распространение русскоязычной версии журнала «Аль-Вай» в регионах страны, создание русскоязычного сайта партии, который свободен для доступа желающих. Особое место в пропаганде идей Хизб ут-Тахрир занимают листовки, издаваемые на русском языке и распространяемые в мечетях России: «Прокламация относительно хода действия», «Правоохранительные органы РФ фальсифицируют факты и лживо обвиняют Хизб-ут-Тахрир», «Сближение с уммой», «Как вести себя в случае контакта со спецслужбами», «Подготовка преподавателей». Распространяемая на русском языке идеологическая и пропагандистская литература «Хизб ут-Тахрир» обильно приправлена выдержками из Корана, которые также приведены на русском языке[3].

Ислам, исламская риторика, цитирование Корана – все это используется лишь как идеологический антураж. Примечательно, что члены ячеек «Хизб ут-Тахрир» уделяют очень мало времени изучению религии, вовсе не изучают арабский язык, а умение читать Коран не является задачей обучения. Известно, на первом этапе вовлечения в партию (при обучении) в перечень изучаемых предметов входят политика, экономика, социология, география, религия. Последней отводится не более 15 % времени от всего учебного процесса.

В результате столь массированной идеологической интервенции в среде российского ислама резко увеличилось число мусульман из числа русской молодежи. По словам имамов некоторых мечетей Свердловской области, Чувашии, Мордовии и некоторых других регионов по пятницам и праздничным дням среди посетителей мечети молодежь русской национальности составляет от 15 до 40%. Согласно материалам прессы, членами Хизб ут-Тахрир в Башкирии были в основном молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет, далеко не всех из них можно отнести к «этническим мусульманам», многие имеют русские, белорусские, украинские имена и фамилии и весьма поверхностные представления об исламе. В среде русскоязычной мусульманской молодежи популярен «исламский рэп», песни Хизб ут-Тахрир, Тимура Муцуроева.

Решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 г. «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» была внесена в список 15 организаций экстремистского толка, чья деятельность запрещена на территории Российской Федерации. Однако это не остановило распространения ее ячеек в регионах России. В декабре 2004 г. глава МВД РФ Рашид Нургалиев сообщил: «В Российской Федерации, в том числе в Тюменской области, республиках Башкортостан и Татарстан, Удмуртии и в Московском регионе задержаны 12 активных членов организации «Хизб ут-Тахрир», находящихся в межгосударственном розыске».

Только с октября по декабрь 2004 года, по официальным данным МВД, члены «Партии исламского освобождения» проявили себя в Татарстане (там задержаны несколько человек с листовками экстремистского толка), в Подмосковье (у задержанных изъята взрывчатка), в Тюменской области (с оружием), в Башкирии (помимо радикальной литературы и листовок было изъято самодельное взрывное устройство и памятки о поведении на допросах и сведениях, которые нельзя выдавать даже под страхом смерти) и Нижнем Новгороде (изъяты боевые гранаты).

В декабре 2004 года активисты «Хизб ут-Тахрир» были задержаны в городах Башкортостана, Татарстана, Удмуртии и других регионах Урало-Поволжья. Как сообщает пресса, члены группировки занимались деятельностью, направленной на возбуждение среди населения сепаратистских настроений по отделению от России отдельных мусульманских регионов и объединения в рамках всемирного Халифата. Члены организации вели активную работу по пополнению своих рядов, вербуя жителей республики, в том числе бывших заключенных, проводили агитационно-пропагандистские акции. Как сообщает пресса, членами организации были в основном молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет, многие из которых  обратились в ислам год–два назад под влиянием энергичных партийных наставников. Интересно, что среди задержанных членов партии далеко не всех можно отнести к «этническим мусульманам», многие имеют славянские имена и фамилии и весьма поверхностные представления об исламе. Что привело их в ряды борцов за идеи всемирного халифата? Нужен ли им халифат? И нужна ли российской молодежи – мусульманам и немусульманам – партия возрождения ислама?

Распространение радикальных идеологий, пополнение новоявленными мусульманами рядов экстремистских движений, востребованность подобных идей молодежью свидетельствует о глубоком социальном неблагополучии, религиозном и правовом невежестве. Судя по многочисленным материалам прессы и интернет-сайтов, задержанные члены «Хизб ут-Тахрир» наряду с поверхностными знаниями об исламе и халифатском его будущем, проявляли «зомбированность», они явно подвергались психологическому воздействию.

Состоявшиеся в регионах страны судебные процессы по делу членов Хизб ут-Тахрир в большинстве завершились условными наказаниями.

Лишь в Башкирии дело было доведено до логического завершения. В августе 2005 г. Верховный суд Республики Башкортостан приговорил членов ячеек к 4–9 годам лишения свободы. В ноябре того же года Верховный суд РФ подтвердил приговор. Башкирия в целом продемонстрировала довольно устойчивый иммунитет к распространению радикальных течений и идеологий. Идеи всемирного халифата не получили здесь поддержки, а большинству верующих остались просто непонятными. Проведенные в Башкортостане исследования показывают, что вполне адекватно понимается верующими джихад. 41% из опрошенных нами верующих мусульман рассматривают джихад как борьбу со своими недостатками, еще 25% склонны рассматривать джихад как борьбу со своими недостатками и недостатками в обществе, и только 9% понимают джихад как борьбу за веру, при этом ни один из опрошенных не рассматривает джихад как борьбу с оружием в руках[4].

***

Все вышесказанное чрезвычайно актуализирует вопрос о восстановлении центрального и региональных экспертных советов по проведению государственной религиоведческой экспертизы, созданных в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 июня 1998 г. N 565 «О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 23, ст. 2560). Согласно Положению об экспертном совете, утвержденному приказом министерства юстиции РФ от 8 октября 1998 г (№ 140), состав Совета формировался из представителей органов государственной власти, ученых-религиоведов, специалистов в области государственно-церковных отношений и утверждается Министром юстиции Российской Федерации. Это делало экспертный совет и экспертизу, представленную членами совета, легитимными. В настоящее время, в связи с преобразованием региональных управлений МЮ РФ в регистрационные службы, Положение о совете утратило силу, что дает возможность оспаривать назначение его членов экспертами при судебных расследованиях, или не признавать экспертные заключения как нелегитимные.

Сегодня молодежь, которая подвергается влиянию радикальных и экстремистских идеологий, нуждается в социальной, правовой, культурной поддержке и защите со стороны государства. Интервенция радикальных идеологий в мусульманское пространство России, распространение среди мусульманской и немусульманской молодежи экстремистской литературы, аудио- и видеоматериалов, агитационно-пропагандистских листовок, журналов, – все это делает крайне необходимым возобновление государственного экспертного совета с обязательным сертифицированием его членов. В этом случае эксперты будут иметь полномочия проводить государственную религиоведческую экспертизу в отношении распространяемой на территории России литературы, содержащей экстремистские проявления, а также элементы, которые могут способствовать разжиганию межнациональной и межконфессиональной розни.


Об авторе

 

Юнусова Айслу Билаловна, директор Центра этнологических исследований Уфимского научного центра РАН. Выпускница исторического факультета Ленинградского государственного университета (1976), обучалась в аспирантуре в МГУ (1983). Доктор исторических наук, профессор.

Специализируется  в области истории, этнологии и религиоведения. Ею опубликовано около 200 научных по истории, этнокультурному взаимодействию народов Урало-Поволжья, национальной и религиозной политике, религиоведению. Результаты исследований Юнусовой А.Б. апробированы на российских и международных конференциях в США, Голландии, Швеции, Франции, в Москве, Санкт-Петербурге, Оренбурге, Кургане, Нижнем Новгороде, Пензе, Казани, Уфе. Является организатором ряда международных, межрегиональных, республиканских и межвузовских научно-практических конференций, круглых столов по истории религий, проблемам свободы совести, государственно-религиозных и межрелигиозных отношений, современным этнополитическим и этносоциальным процессам в России.

Юнусова А.Б. – председатель Правления Башкирского республиканского отделения Российского общества историков-архивистов, председатель Правления Башкортостанского отделения Российского Объединения исследователей религии, член Совета по делам религий при Правительстве РБ, член УМО по специальности «Востоковедение, африканистика, регионоведение» ИСАА при МГУ, член Ассоциации «История и компьютер».

 

 

 



[1] Основанная в 1957 г. полулегальная турецкая организация «Сулейманджи», возглавленная бывшим шефом турецкой разведки Сонмезом Коксалем, направлена на организацию в России учебных заведений, формирование у последователей панисламистского, пантюркистского мировоззрения, провозглашает объединение вокруг Турции всех тюркских народов (включая жителей Закавказья, Приуралья и Поволжья) и создание сверхдержавы – Великого Турана. Реализация пантюркистских планов представляет прямую угрозу национальной безопасности России.

[2] «Нурджи» или «Нурджулар», организация, члены которой объявляют себя последователями учения турецкого богослова и просветителя, курда по происхождению, Бадиуззамана Саида Нурси (1876-1960). Помимо наставлений религиозного характера, в сочинениях Нурси проповедуется также идея «Великого Турана».

 

[3] При этом используется издание Корана в самом трудном для бытового восприятия переводе И.Крачковского (первый научный перевод Корана на русский язык, сделан в 1929 г., издан в России в 1963 г.).

[4] Полевые материалы автора. 2005 г.

Copyright © 2021 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph