Главная  |  Карта сайта  |  О сайте  |  Версия для печати  |  Подписка
Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

04.04.2012Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние

Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияниеРаис Сулейманов

30 марта 2012 года состоялось заседание постоянно действующего Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований (РИСИ) на тему «Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние», организатором которого выступил Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. Мероприятие прошло в формате научной конференции.

Открыл работу конференции профессор кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского национального исследовательского технологического университета, доктор политических наук Сергей Сергеев, рассказавший об истории и развитии татарского этнонационализма с конца 1980-х и до 2010-х годов.

27 июня 1988 года группа представителей татарской гуманитарной интеллигенции во главе с доцентом кафедры научного коммунизма Казанского государственного университета Маратом Мулюковым выступила с инициативой формирования массового политического движения в поддержку демократии. Институционализация данного движения произошла в октябре 1988 – феврале 1989 гг. (учредительные конференция и съезд). Новая организация избрала название Татарский общественный центр (ТОЦ). 17 июня 1989 года ТОЦ был официально зарегистрирован Советом Министров Татарской АССР как «народное движение в поддержку перестройки». Первоначально в документах ТОЦа значительное место отводилось этнокультурным вопросам, связанным с развитием образования, культуры и языка татарского народа. Вместе с тем цель повышения статуса Татарской АССР до уровня союзной республики была выдвинута уже в самом начале этнонационалистического движения, а впоследствии стала главным его лейтмотивом. Двумя другими приоритетными задачами ТОЦ в 1989-1991 гг. были опека по отношению к татарской диаспоре и закрепление в качестве единственного государственного языка татарского, что подразумевало дискриминацию русскоязычных. Такая постановка вопроса о статусе ТАССР объективно сближала позиции сторонников ТОЦ и представителей республиканской партноменклатуры, стремившихся сохранить и упрочить свою власть. Отчетливую границу между двумя этими группами и трудно провести. По различным данным, от 40 до 60% делегатов в учредительного съезда (курултая) ТОЦ были коммунистами и комсомольцами, из 21 члена Правления, избранного в феврале 1989 года, 18 были членами КПСС. В работе и конференции, и съезда, принимали участие первый заместитель председателя Совмина Татарской АССР Мансур Хасанов, заведующий отделом идеологии ОК КПСС Рафаэль Хакимов (не без основания считавшийся идеологом ТОЦ), ныне занимающий пост директора Института истории Академии наук Татарстана, ряд представителей Казанского горкома и райкомов КПСС. Таким образом, считает политолог Сергеев, можно говорить не просто о связях, но о постоянных контактах с зарождающимся этнонационалистическим движением правящей элиты республики.

Татарский национал-сепаратизм обращался ко всем слоям и группам татар, но наибольший отклик встречал, прежде всего, среди выходцев из деревень, горожан в первом поколении, проживавших преимущественно в молодых городах республики. После переезда в город они утратили ряд черт присущей им традиционной, сельской культуры и не сумели адаптироваться к культуре городской, испытывая чувства отверженности, фрустрации. Характерно, что наибольшими силой и влиянием отделения этнонационалистических организаций пользовались не в Казани, а в Набережных Челнах. В этом достаточно молодом городе этнонационалисты получали постоянную «подпитку» в виде мигрирующего в город населения из сельских районов Закамья. Подобные потоки, направленные в Казань, слабее: кроме того, социокультурная среда столь старого города, как Казань, сравнительно успешнее трансформирует вчерашних сельчан в горожан. В Набережных Челнах этот процесс затруднен, и вчерашние деревенские жители не становятся в полном смысле слова горожанами, превращаясь в оторвавшихся от сельских корней, но не воспринявших городскую культуру маргиналов со свойственной им склонностью к простым решениям, повышенной агрессивностью, этноцентризмом и ксенофобией.

Но уже в 1990 году в татарском этнонационалистическом движении выделяется оппозиционное радикально-экстремистское крыло. Возникла партия национальной независимости «Иттифак», Союз татарской молодежи «Азатлык» ( «Свобода»), некоторые другие, более мелкие организации. Радикализируется и сам ТОЦ. В качестве образца решения этногосударственных и этнокультурных вопросов ими в это время принимается программа Народного фронта Эстонии. С особой четкостью эти лозунги были сформулированы в конце 1991 года, когда распад СССР вступил в завершающую фазу: независимость Татарстана как государства татар; создание альтернативных органов власти по этническому принципу ( «Милли Меджлис» – «Национальное собрание»); избирательность предоставления гражданства Татарстана жителям республики (только татарам и тем русским, кто поддерживает татарский национал-сепаратизм). Именно тогда татарские национал-сепаратисты в лице лидера партии «Иттифак» Фаузии Байрамовой выступили с наиболее резкими за все время существования этнонационалистического движения заявлениями, суть сводилась к следующему: это земля исконно татарская, если русские хотят и впредь «есть татарский хлеб», то они должны признать лидирующую роль татар, выучить татарский язык и т.п., а иначе – пусть убираются на все четыре стороны.

Весьма любопытна реакция правящего клана Минтимера Шаймиева в Татарстане по отношению к национал-сепаратистам: пока их агрессия была направлена только против активистов демократических пророссийских организаций или «соседней России», власти реагировали на их деятельность весьма сдержанно, но как только национал-радикалы проявлять все большее нетерпение, обвиняя правящую элиту в непоследовательности и нерешительности в достижении реальной независимости Татарстана, то против них региональные власти стали действовать жестко: так председатель ТОЦ Зиннур Аглиуллин, приговоривший Минтимера Шаймиева к смертной казни, вскоре был арестован за незаконное хранение оружия.

Именно в этот период к татарским национал-сепаратистам Казанский Кремль стал подходить дифференцированно: умеренных он кооптировал в органы власти, создав Всемирный конгресс татар, финансируемый, несмотря на его общественный статус из республиканского бюджета, либо поставил на руководящие «хлебные» должности: так, к примеру, одного из лидеров «Милли Меджлиса» Талгата Абдуллина власти сделали главой регионального Госжилфонда, после чего тот сразу забыл о какой-нибудь «независимости Татарстана».

С середины 1990-х годов все чаще татарские национал-сепаратисты начинают заигрывать с религиозным фактором: часть из них начала аппелировать к союзу с исламскими фундаменталистами, другая предлагала вообще отказаться от «семитского» ислама и вернуться к «языческой религии предков» — тенгрианству. Правда, здесь стоит отметить любопытный факт: если татарские национал-сепаратисты выступают в защиту исламских фундаменталистов, то последние никогда к деятельности националистов интереса не проявляли.

В 2000-е годы национал-сепаратисты в Татарстане окончательно потеряли свое влияние на массы. Одна из главных памятных дат для татарских этнонационалистов – 15 октября, День взятия Казани в 1552 году – последние годы собирает не более 150 – 200 человек.

«Что же обусловило взлет татарского этнонационализма на рубеже 1980-1990-х гг. и столь же стремительный упадок в 2000-е годы?», — задается вопросом Сергей Сергеев. По его мнению, в период подъема татарского этнонационалистического движения оно поддерживалось, как мы видели, руководством Татарского ОК КПСС, которое в лозунге повышения статуса татарского языка усмотрело возможность для себя оттеснить русскоязычную часть номенклатуры от рычагов власти, а затем и установить собственную монополию на власть в республике. Однако, закрепив с их помощью личную власть, региональная элита Татарстана уже не нуждалась в таких союзниках, тем более, они стали угрожать уже самой правящей этнократии, упрочение позиций которой национал-сепаратисты первоначально поддерживали. Без ресурсов, без опоры на какие-либо социальные слои и группы, ничему не научившись и ничего не забыв, национал-сепаратисты могут лишь изображать памятник самим себе на руинах собственных иллюзий. Впрочем, время от времени и они оказываются нужны правящей элите, когда та сочтет целесообразным продемонстрировать Москве свою незаменимость в удержании ситуации в республике под контролем. Тогда они проводят митинг, пикет или просто шумное собрание с грозной резолюцией против «российского колониализма» и уверяют друг друга, что еще немного, и Россия окажется на грани распада, и тогда они вновь остановят на себе зрачок мира, как в начале 1990-х гг. «Путь в никуда» — такова характеристика эволюции татарского национал-сепаратизма, данная казанским политологом.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов выступил с докладом «Национал-сепаратизм в Татарстане и его зарубежные связи». По словам эксперта, в татарском национал-сепаратизме всегда присутствовал иностранный фактор. История татарского национал-сепаратизма уходит корнями в начало ХХ века, когда ряд деятелей татарской интеллигенции выступали с идеями независимой республики «Идель-Урал» ( «Волга-Урал»). Наиболее четко этот проект сформулировал писатель Гаяз Исхаки (1876-1954), после Гражданской войны 1918-1920 гг. оказавшийся в эмиграции и активно участвовавший в деятельности организации «Прометей», созданной Польшей и направленной против СССР. Однако идеи национал-сепаратизма остались больше уделом ряда деятелей татарской эмиграции, пока это не нашло поддержку у нацистской Германии, которая после нападения на Советский Союз активно стала формировать в составе вермахта военные части из коллаборационистски настроенных военнопленных из разных народов СССР. Именно тогда и был сформирован татарский легион «Идель-Урал», идеологи которого активно педалировали идею борьбы за независимое татарское государство, что, ясное дело, не входило в планы нацистов в случае победы в Великой Отечественной войне, но из тактических соображений немцами поддерживалось. После окончания войны и поражения Германии часть коллаборационистов из числа татар, сумевших оказаться в странах Запада, нашли новых покровителей из Вашингтона. Одним из них был Гариф Султан (1923-2011), известный тем, что выдал нацистам татарского поэта Мусу Джалиля (1906-1944) как участника антигитлеровского подполья (Муса Джалиль был по доносу казнен на гильотине; сегодня это один из национальных героев татарского народа). Именно в ходе начала Холодной войны США активно уделяли внимание информационной составляющей противостояния с Советским Союзом, для чего и было создано радио «Свобода“/“Свободная Европа», официально финансируемое Конгрессом США. Радиостанция представляла собой несколько разноязычных редакций, одной из которых была татаро-башкирская во главе с Гарифом Султаном, действующая с 1953 года. Именно с этого времени и до сегодняшнего дня радио «Азатлык» ( «Свобода») становится информационным рупором татарского национал-сепаратизма.

Активную роль в национал-сепаратизме играли некоторые представители зарубежных татарских диаспор. Именно они откликнулись на призыв «борцов за независимость» Татарстана, предложив им свои связи и средства. Активную роль татарские сепаратисты играли в период принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана 30 августа 1990 года и организации и проведения референдума об ассоциативности Татарстана с Россией, прошедшего 21 марта 1992 года. Несмотря на абсолютную незаконность последнего, но в условиях слабости федерального центра, региональные власти, сами в тот период времени поддерживающие сепаратистов (да и чего скрывать, среди правящей этнократической элиты Татарстана было полно сторонников его полной независимости), референдум, на который был вынесен вопрос «Согласны ли Вы, что Татарстан – это суверенное государство, ассоциированное с Россией?», состояся. То, что его положительные результаты (61% проголосовавших — за) были обеспечены с помощью административного ресурса, ни у кого из серьезных экспертов не вызывает сомнения. Именно в тот период механизм фальсификаций в Татарстане был опробован в полной мере.

Однако в 1994 году был заключен Федеративный договор между Москвой и Казанью о разграничении ведения полномочий между федеральным центром и республикой, что вернуло Татарстан хоть в какие-то рамки правового поля России. Многие из национал-сепаратистов восприняли это резко негативно, посчитав политику Минтимера Шаймиева «предательством национальных интересов татарского народа». Тогда они решили даже создать параллельные с республиканскими институты власти в форме «Милли меджлиса» — «Национального собрания», из которого избрали «Милли назаряте» — «Национальное правительство». Существованию пусть даже таких бутафорских объединений давало отсутствие должной вертикали власти в стране, которая начала выстраиваться только с началом правления Владимира Путина. После этого национал-сепаратизм имел исключительно маргинальный характер, а о его массовой поддержки населением можно было забыть.

Однако к этому времени национал-сепаратисты Татарстана сумели получить поддержку и зарубежные связи от Виля Мирзаянова, профессора химии, в советское время являвшегося начальником Отдела по противодействию иностранным техническим разведкам НИИ органической химии и технологии, известного тем, что, работая в закрытом учреждении, он разгласил государственную тайну и военные секреты (Мирзаянов является специалистом в области химического оружия), впоследствии уехал в США, где стал работать на свою новую страну. Естественно, успешную карьеру Мирзаянов в Америке (сегодня он – профессор Принстонского университета) сделал, выдавая все сведения, полученные им во время работы в НИИ. Сегодня именно он возглавляет «Милли назаряте» — «правительство в изгнании», куда входят татарские эмигранты из США, Турции и Германии и их единомышленники из Татарстана. В планы этого объединения входит зарегистрироваться как международная неправительственная организация и в этом статусе передавать документы в ООН, среди которых «Обращение к президентам и парламентам государств и в Организацию Объединенных Наций» о признании государственного суверенитета Татарстана.

В последнее время, как отметил Раис Сулейманов, татарские национал-сепаратисты начинают находить поддержку не только у США или Турции, но также и у постсоветских стран, ориентирующихся на них. Речь идет о Грузии и Азербайджане. Тбилиси, который сейчас взял курс на раскручивание проблемы так называемого «геноцида черкесского народа», все больше обращает внимание на сепаратистов из Поволжья. Так, по телеканалам Грузии транслируются видео-мосты между Тбилиси и «татарскими борцами против имперской политики России». Не так давно состоялось телемост между одним из грузинских телеканалов и председателем набережночелнинского отделения ТОЦ Рафисом Кашаповым. Сюда стоит отнести периодически проводимые «вечера памяти Джохара Дудаева» в Казани, устраиваемые местными сепаратистами. С Аллой Дудаевой, женой Джохара Дудаева, проживающей в Грузии, татарские национал-радикалы периодически поддерживают связь. Что же касается поддержки со стороны Азербайджана, в том числе и финансовой, то она происходит в результате пантюркистских заявлений татарских сепаратистов в поддержку Баку в нагорно-карабахском конфликте.

Заместитель председателя Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов считает, что национал-сепаратизм в Татарстане демонстрирует собой не просто желание создать татарское государство, а ненависть к России, русским как этносу, русской культуре и православной вере. «Сепаратисты в Казани пытаются внушить русским, что Россия – это плохое государство, да и сами русские как народ олицетворяют собой все плохое, грязное и противное», — дал анализ татарским националистическим интернет-сайтам русский общественник. По его мнению, читая подобные информационные ресурсы, как правило, русскоязычные, создается ощущение, что татарские русофобы пытаются внушить чувство вины у русских, ждут признания раскаяния за интерпретируемые ими грубо и предвзято события прошлого, пытаются сформировать комплекс неполноценности у русских, ведь зачастую русскоязычные сайты татарских сепаратистов рассчитаны не только на татарскую аудиторию, но и на русскую публику. Несмотря на поток русофобии, национал-сепаратистам удается добиться определенных результатов: у определенной части русского населения Татарстана не только не сформировано здоровое национальное самосознание, но и гражданское. «Особенно сильно национал-сепаратисты в Татарстане обрушиваются на православие, что и понятно, поскольку именно в православии заключена воля и дух русского народа», — обратил внимание Щеглов. Поэтому целью сепаратизма является подрыв основ не только единства Российского государства, но и русского народа. «Эти идеи воспроизводятся и в татарских семьях, когда уже 8-летний ребенок знает о “грязных русских“, представление о неполноценности и ущербности русских продолжается и в СМИ, и даже в академической среде», — констатирует эксперт, справедливо полагая, что эти тенденции тянут самих татар в тупик.

Председатель Общества ревнителей истории Василий Иванов рассказал об участии татарских сепаратистов в панугро-финском антироссийском проекте. Ученый рассказал о той роли, которую осуществляют татарские националисты в деле объединения угро-финских народов Среднего Поволжья на сепаратистской и антироссийской почве, остановившись детально на личности Рамая (Рамазана) Юлдашева, одного из лидеров тенгрианского (неоязыческого) движения среди татарских радикалов. Именно он активно пытался в период после парламентских и до президентских выборов включить марийских неоязычников в белоленточное движение в Марий Эл, и ему это частично даже удалось осуществить.

В сентябре 2012 года в Венгрии пройдет конгресс финно-угорских народов, в котором планируют принять и лидеры марийских, мордовских и удмуртских националистов, причем, как полагает Василий Иванов, реальной целью этого мероприятия будет формирование коалиции антироссийских сил из угро-финских народов Поволжья.

Аспирант Института истории Академии наук Республики Татарстан Булат Шагеев дал детальный анализ деятельности одной из на сегодня активных национал-сепаратистских организаций Татарстана – Союзу татарской молодежи «Азатлык» ( «Свобода»). По мнению молодого исследователя, основой идеологии «Азатлыка», наряду с россиефобией и русофобией, является пантюркизм: «Вот почему „азатлыковцы“ активно и регулярно выступают с различными заявлениями и обращения в поддержку других тюркских народов или стран». Социальная база организации – татарское население деревень, районных центров и рабочих поселков, как правило, это все горожане в первом поколении. Отсюда и ориентация исключительно на татароязычное население, что резко снижает массовость их поддержки и сужает потенциальный круг их сторонников. Но, несмотря на это, отличительная особенность «Азатлыка» от многих иных татарских организаций и сообществ – это пусть небольшая по числу активных членов (10-15 человек), но реальная, а не виртуальная группа людей. Многие татарские молодежные организации и сообщества ( «Правые татары», «Татар-фронт» и др.) больше существуют в Интернете, предпочитая вести виртуальные баталии со своими идеологическими противниками, чем пытаться реально отстаивать свои цели, выходя на улицы. Отсюда и характер деятельности «азатлыковцев» — максимальная открытость. Если религиозные радикалы (ваххабиты и др.) стремятся к конспирации, не афишировать свою работу, то национальные радикалы, наоборот, выступают за публичность своих действий. Как любит говорить сам лидер «Азатлыка» Наиль Набиуллин: «Когда меня критикуют, пишут обо мне всякое, пусть даже не в положительном ключе, я отношусь к этому спокойно, потому что черный пиар – это тоже пиар».

В отличие от татарской, пусть и национально ориентированной, но тусовочной молодежи, которая объединяется в различные культурно-развлекательные клубы ( «Шарык“/“Восток», «Алтын урта“/“Золотая середина», «Жомга“/“Пятница») «азатлыковцы» имеют свой политический дискуссионный клуб «Фикер“/“Мысль», который регулярно и еженедельно проводит заседания, в то время как остальные это делают лишь периодически и крайне непостоянно. В результате «азатлыковцам» удалось под свое влияние перевести собиравшихся на заседания других клубов просто потому, что они вели регулярную работу. В течение одного года через клуб «Фикер» проходит порядка 50-70 человек, которые пусть и появляются один-два раза, но остаются обычно хорошего мнения об организаторах – «Азатлыке».

«Азатлыковцы», считает Шагеев, легко объединяются с теми силами, которые не ставят краеугольным камнем своей идеологии сохранение целостности российского государства. Поэтому неудивительно, что их союзниками становятся либералы, правозащитники, зоозащитники, экологисты, антиядерщики и т.д.

Подводя итог заседанию Казанского экспертного клуба РИСИ, его модератор Раис Сулейманов отметил, что буквально последние несколько месяцев 2012 года наметился поворот со стороны региональных властей Татарстана в сторону «потепления» отношения к местным национал-сепаратистам. Уличные акции татарских националистов стали активно освещать местные издания, входящие в государственный республиканских холдинг «Татмедиа», до этого необращавшие внимания на местных национал-радикалов. Однако теперь их стали активно и регулярно пиарить региональные СМИ. Сам эксперт связывает это с новой тактикой Казанского Кремля: второй раз использовать татарских националистов республиканские власти Татарстана вынуждены в ответ на активно звучащий на федеральном уровне в последние три месяца «русский вопрос», поскольку как только речь заходит о национальных правах русских в России, республиканская этнократия воспринимает это как покушение на собственное господство, ведь в национальных регионах, как раз, больше всего русские испытывают фактическую национальную дискриминацию. И Татарстан здесь не исключение. О том, что «вторая волна» подъема национал-сепаратизма в Татарстане инспирируется не только Казанским Кремлем, но может быть использована и зарубежными силами, не исключил Раис Сулейманов, поводом для чего стала реакция сторонников независимости Татарстана на открытие базы НАТО в Поволжье: они громогласно приветствовали это событие, заявив, что «НАТО – это друг и союзник татарского народа». Более того, ряд лидеров татарского национал-сепаратизма уже заявили о том, что хотели бы встретиться с руководством открываемого перевалочного пункта Североатлантического альянса.

«Все это говорит только о том, что национал-сепаратизм в Татарстане, находившийся в тлеющем состоянии, легко может разжечься при зарубежной поддержке и попустительстве федерального центра», — подытожил работу конференции руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ.
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Главная  |  Карта сайта  |  Версия для печати
Created by Graphit Powered by TreeGraph