Главная  |  Карта сайта  |  О сайте  |  Версия для печати  |  Подписка
Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

16.02.2012Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье

Радикалы и фанатики рвутся в ПоволжьеТатарстан считается примером толерантности и мирного сосуществования религий, культур и народов. Эти тезисы часто звучат на всероссийском и международном уровнях. Однако «закулисье» республики с недавних пор скрывает ряд экстремистских течений.

Будем честны: Татарстан столкнулся с экспансией радикальных форм ислама. А чтобы успешно бороться с их проявлениями, нужно как следует изучить реальную ситуацию. Ведь если адепты этих организаций начнут действовать массово, мало никому не покажется. Не зря же существует пословица — «Врага нужно знать в лицо»…

На прошлой неделе в Казани состоялась научно-практическая конференция «Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения». Её организатор — Приволжский центр Российского института стратегических исследований (РИСИ). В форуме приняли участие представители православного и исламского духовенства Татарстана, российские учёные, научные сотрудники РИСИ, члены Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ. Докладчики выступали по темам: «Кришнаизм в России: специфика распространения, социальная база, особенности миссионерской деятельности», «Неоязычество в России: политические цели и задачи», «Психология адептов сект», «Фанатизм и богомания и проблема российской духовной безопасности», «Новые религиозные движения политического характера в России»… Но всё же наиболее острой стала дискуссия, развернувшаяся после доклада руководителя Поволжского центра РИСИ Раиса Сулейманова «Нетрадиционные для коренных мусульманских народов России течения зарубежного ислама радикального толка: виды, характер влияния на население, конфликтный потенциал». Предлагаем вам наиболее важные фрагменты обстоятельной беседы нашего корреспондента с Раисом Сулеймановым, которая состоялась по окончании конференции.

РАДИКАЛЬНЫЕ АДЕПТЫ

Современная мусульманская умма Татарстана представляет некий «винегрет», состоящий из разных, привнесённых в основном из-за рубежа религиозных течений. К примеру, салафизм (ваххабизм) принесён с территории Саудовской Аравии. Течение «Джамаат Тиблиг» родом из Пакистана и Бангладеш. Экстремистское течение «Хизб-ут-Тахрир» пришло из Египта. Есть отдельные секты, взращённые на местной почве, — например, файзрахманисты и мофлихановцы. Однако из всех перечисленных самым мощным по степени влияния эксперты считают ваххабизм. Он существует наряду с традиционным для татар исламом ханафитского мазхаба, который пока ещё сохраняет доминирующую роль…

За последние 20 лет ваххабизм успел пустить довольно глубокие корни на земле Татарстана. Выросла мусульманская молодёжь, которая воспринимает ваххабитскую версию ислама как единственно правильную. Для этого сегмента, помимо агрессивности, характерно и такое явление, как геронтофобия, то есть презрительное отношение к пожилым. Часто в мечетях приверженцы ваххабизма открыто выказывают неуважение к старикам, называя их «отсталыми», малосведущими в религии. Более того, салафиты выступают решительными борцами с традиционной татарской культурой и обычаями. Они отрицают праздник Сабантуй, не признают женское духовенство в лице абыстай (женщин, умеющих читать Коран), против посещения Болгара, а также отправления поминок на 3-й, 7-й и 40-й день. Всё это, по мнению фанатиков, не соответствует «чистому исламу».

По нашим оценкам, сейчас в Татарстане около трёх тысяч ваххабитов, они делятся на несколько групп. Так, ваххабиты-джихадисты готовы хоть сейчас взять в руки оружие. Их идеолог — известный террорист Саид Бурятский (настоящее имя — Александр Тихомиров). Далее, ваххабиты-мадхалиты — последователи саудовского шейха Рабии аль-Мадхали, который призывает распространять ваххабизм не с оружием в руках, а через пропаганду (дагват). На постсоветском пространстве транслятором подобных взглядов является Абу Ринат Мухаммад Казахстани (настоящее имя уроженца Казахстана — Ринат Зайнуллин). И наконец — ваххабитствующие, то есть активно сочувствующие. Это наибольшая по численности группа, члены которой считают ваххабитов более праведными, нежели мусульман, придерживающихся традиционного для татар ханафитского мазхаба.

Немаловажную роль в скорости распространения идей ваххабизма сыграли деньги. Причём большие деньги. Эмиссары из Саудовской Аравии и других стран активно вкладывались в «нас» с середины 1990-х годов. Происходило это так. Сначала в Татарстан присылались зарубежные проповедники с теологической литературой соответствующего содержания. Массированная пропаганда велась также в многочисленных и популярных тогда летних мусульманских лагерях, на собраниях в частных квартирах. На втором этапе стали приглашать нашу молодёжь к себе на обучение, где она и проникалась идеями ваххабизма. Учёта таких «студентов» в те годы не велось. Да и не получали они соответствующего направления от ДУМ РТ. По последним данным, сейчас завершают учёбу в странах Саудовской Аравии 120 человек, в минувшем году туда же отправились ещё 20 молодых мужчин… По возвращении они непременно начнут проповедовать.

Между тем в Татарстане достаточно развита собственная система религиозного образования — от медресе до университета. У татар имеется огромное духовное наследство: порядка 30 тысяч (!) книг религиозного содержания, изданных до 1917 года. Но из этого количества переведено на современный татарский язык меньше… одного процента! Например, из 47 томов, оставленных Марджани, адаптированы только три книги. Максимальный тираж татарской духовной литературы не превышает тысячи экземпляров, зато иностранные «труды» издаются десятками тысяч и продаются на каждом шагу.

Уместно тут привести цитату из Александра Солженицына. Писатель как-то сказал: «Самый страшный преступник — это преступник с идеологией». Сегодня невооружённым взглядом видно, что ситуация с нетрадиционными формами ислама в Татарстане, да и во всей стране становится всё более опасной. Государству стоит прислушаться к мнению экспертов и специалистов, которые бьют тревогу по этому поводу.

ТОЧКИ КИПЕНИЯ

Бесконтрольная деятельность зарубежных миссионеров религиозного экстремизма (имеется в виду период с 1990-го по 2010 год) привела к тому, что на территории нашей республики возникли устойчивые группы салафитов. Сошлюсь на современного татарского богослова (также заместителя председателя ДУМ РТ) Валиуллу Якупова, который, в частности, пишет: «Они (салафиты) не стремятся слиться с окружением, принять утвердившиеся здесь обычаи, образ жизни, мусульманскую культуру. Всё чаще они рассматривают себя как сообщества, интересы которых они могут отстаивать, используя правозащитные и юридические средства. Эти группы уже стали источником постоянной напряжённости, способной в перспективе привести к вспышке».

И действительно, сегодня на карте Татарстана можно отметить ваххабитские «точки кипения». Вызывает серьёзные опасения ситуация в Альметьевске, Менделеевске, Кукморе, Нижнекамске (там радикалы активно идут на контакт с руководителями разного уровня).

Единственный район Закамья, свободный от ваххабитского влияния — Тукаевский, имамы которого, в отличие от коллег из Менделеевска, Мамадыша, Елабуги, Нижнекамска, Агрыза, проходят курсы при набережночелнинском медресе «Ак мечеть». Другие мухтасибаты игнорируют приглашения, в итоге шесть–семь районов Закамья полностью подвержены ваххабитской идеологии.

Появились «подпольные» медресе и мечети и в Казани. Сейчас их около двадцати. Людей собирают в квартирах или в молельных комнатах, которые организуют в гостиницах или офисных центрах. Сначала они пьют чай, а затем проповедники (зачастую — приезжие из Саудовской Аравии) начинают обработку паствы. Нередко под мечети используют личные коттеджи. Ещё одна форма «обработки»: совместный выезд на пикник, где готовят плов, приступают к трапезе, а параллельно слушают проповеди. Такие медресе есть в посёлках Петровский, Вознесение, Аметьево, Северный, на улицах Бестужева и Декабристов…

РЭКЕТ ПО ШАРИАТУ

Сегодня можно наблюдать картину, когда вчерашние опэгэшники становятся активными мусульманами с той лишь оговоркой, что исповедуют не традиционный для татар ислам ханафитского мазхаба, а радикальные формы мусульманской религии. Буквально за несколько последних лет стала происходить ваххабизация бандитского криминала: вчерашняя «братва» становится демонстративно религиозной, что, впрочем, совершенно не означает их отказа от преступной деятельности. Кооперация салафизма и ОПГ в Татарстане идёт по пути изменения формы рэкета. Если раньше рэкет торговцев на рынках осуществлялся по принципу «платишь дань — получаешь „крышу“, то сегодня салафитский криминал пытается рэкет окрасить в религиозные тона: торговцу, если он этнический мусульманин, предлагают заплатить обязательный для каждого исповедующего ислам закят (милостыню) в пользу джамаата. Салафитская «братва» обосновывает это тем, что собираемый таким способом закят идёт на помощь «братьям», сидящим в тюрьмах, или для «братьев», ведущих джихад (например, на Кавказе). При этом ваххабитами совершенно не принимается в расчёт светскость предпринимателя — этнического мусульманина (татарина, узбека, азербайджанца и других). Торговцу трудно отказать исламистской «братве»: салафитские группировщики давят на религиозные чувства, не оставляя выбора. Ведь в случае отказа заплатить закят предпринимателя ждёт расправа в духе бандитского криминала 90-х…

Что касается торговцев немусульманского происхождения (как правило, это христиане — русские, армяне, грузины), то к ним салафиты обращаются иначе. Объясняют, что в исламском халифате христиан как «народ Книги» мусульмане «защищали», за что они и обязаны платить джизью — налог для неверных. То есть религиозно мотивированный рэкет распространяется и на не мусульман, у которых также нет выбора: за отказ платить дань их ждёт наказание.

В результате салафиты-опэгэшники могут спокойно обойти рынок и потребовать с любого торговца закят или джизью. Обычно сбор составляет тысячу или чуть более рублей с человека, приличный «навар» идёт на содержание исламистского джамаата, его членов и шире — террористической деятельности. Стоит отметить, что среди исламистской «братвы» присутствуют даже этнические русские, которые под влиянием своих подельников из числа ваххабитов или хизб-ут-тахрировцев принимают ислам радикального толка. Такие прозелиты, русские по национальности, порой становятся наиболее активной и даже более радикальной, чем остальные «братья».

ТЮРЬМА — ПОЧВА ДЛЯ ВЕРБОВКИ

Симбиоз криминала и радикал-исламизма активно проявляется в среде заключенных. Оказавшись на «зоне», салафиты и там ведут пропаганду и очень быстро сколачивают джамаат из числа зэков. Многим из них начинает нравиться идеология ваххабитов и хизб-ут-тахрировцев, поскольку предыдущие «грехи» (преступления) до активного принятия ислама списываются, а возможность их совершить в дальнейшем оправдывается (новые преступления трактуются как часть «джихада»).

Дело в том, что уголовный мир презирает не только правоохранительные органы, но и государство как таковое вообще. Для радикал-исламистов российское государство является кяферским (государством неверных). Общее негативное отношение к государственным органам приводит к сближению криминала и салафизма. В глазах уголовников ваххабиты начинают выглядеть жертвами государственной системы. Если же в элиту уголовного мира попадут религиозные экстремисты, то в перспективе именно салафиты будут задавать тон всему тюремному сообществу.

Долгое время отсутствовал должный контроль со стороны Духовного управления мусульман Татарстана за тем, что происходит в молельных комнатах в тюрьмах и колониях республики. Не вёлся элементарный учёт религиозной литературы, распространяемой среди заключённых.

Только при новом муфтии Ильдусе Фаизове взялись за эту работу: 20 октября 2011 года было подписано Соглашение о взаимодействии и сотрудничестве между Управлением Федеральной службы исполнения наказаний России по РТ и республиканским муфтиятом. Обе стороны приняли на себя обязательства по координации совместной деятельности в сфере духовно-нравственного воспитания, духовного просвещения осуждённых, работников уголовно-исполнительной системы, а также членов их семей.

Всё чаще в последнее время со стороны и экспертного сообщества, и традиционного мусульманского духовенства звучат рациональные призывы к необходимости изоляции религиозных экстремистов от остальных заключённых, чтобы исключить возможность идеологического влияния первых на последних.

ОТ ЧАСТНОГО — К ОБЩЕМУ

Важно ещё и то, чему и по каким книгам учат на таких «подпольных» собраниях. Переведённые книги арабских авторов пропагандируют чёткое разделение общества на «своих» и «несвоих». Последними могут быть не только люди другой религии, но и мусульмане, которые ведут неправильный, по мнению авторов, образ жизни. И со всеми такими людьми эти книги призывают бороться самыми решительными мерами.

СКАЗАНО!

«Главная задача сейчас — сохранить наш традиционный ислам, а все экстремистские проявления пресекать; в рамках наших полномочий мы будем вникать в этот вопрос и принимать соответствующие меры. Не дай Бог, если будут совершены преступления во время Универсиады, накануне Олимпиады».

Президент Татарстана Рустам Минниханов.

СКАЗАНО!

«Выявлено уже 18 преступлений экстремистской и террористической направленности.

Салафизм несёт серьёзную угрозу Татарстану. Действия салафистов были пресечены в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске».

Министр внутренних дел по Республике Татарстан генерал-лейтенант полиции Асгат Сафаров.



КАКИЕ МЕРЫ НЕОБХОДИМЫ?

Во-первых, надо немедленно провести кадровую ротацию, то есть имамов-приверженцев ваххабизма поменять на «традиционалистов».

Во-вторых, прекратить отправлять людей на учёбу в арабские страны. Ведь уезжает парень в 17 лет в Саудовскую Аравию, а через восемь лет возвращается и видит, что тут мусульмане с немусульманами дружат, женятся друг на друге. И молодому человеку начинает казаться, что наш ислам — неправильный, а «тот» — лучше, чище.

Идеологию можно выдавить только идеологией.

Муфтияту нужно усилить работу по популяризации традиционного ислама.

Далее закрыть те религиозные учреждения в Татарстане и Башкортостане, которые зарекомендовали себя как салафитские.

Популяризовать и поддерживать печатные издания и электронные СМИ, придерживающиеся традиционного для коренных мусульманских народов Урало-Поволжья ислама ханафитского мазхаба.

И, разумеется, победить «заразу» можно лишь при всемерной поддержке государства.

НАША СПРАВКА

Аналитика для Президента

РИСИ занимается информационно-аналитическим обеспечением федеральных органов власти при формировании стратегических направлений государственной политики в сфере национальной безопасности РФ. Институт готовит аналитические записки для Администрации Президента, Премьер-министра РФ, Госдумы и Совета Федерации. Доклады специалистов РИСИ регулярно ложатся на стол Президента и Премьер-министра страны. Административно РИСИ подчиняется Управлению делами Президента. Имеет шесть региональных филиалов: в Санкт-Петербурге, Калининграде, Владивостоке, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону и Казани.
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Главная  |  Карта сайта  |  Версия для печати
Created by Graphit Powered by TreeGraph