Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

21.12.2011IV Всемирный форум татарской молодежи

IV Всемирный форум татарской молодежиРаис Сулейманов

27-31 августа 2010 года в Казани прошел IV Всемирный форум татарской молодежи, являющейся важным событием в жизни татарской национально ориентированной молодежи, собирающейся в столице Татарстана на данное мероприятие со всего мира. В отличие от съездов Всемирного конгресса татар, проводимых раз в пять лет, Всемирный форум татарской молодежи собирается каждые два года. На четвертый свой съезд это международное объединение собрало 550 делегатов от татарских молодежных организаций из зарубежных стран (150 человек), регионов России (300 человек) и Татарстана (100 человек). Данное мероприятие интересно тем, что на нем собирается в массе своей татарская молодежь из-за пределов Татарстана, и о том какие идеи она несет, какие ценности ею разделяются, как она смотрит на Татарстан и как в Татарстане смотрят на татарскую диаспору, можно реально узнать именно на данном мероприятии. Тем более что в Конституции Татарстана записано, что «Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан» (ст.14).

28 августа 2010 года в актовом зале Казанского молодежного центра «Ак Барс» состоялось открытие IV Всемирного форума татарской молодежи. «В этом зале собралось 550 делегатов со всего мира – достойных дочерей и сыновей татарского народа, его будущее и его наиболее пассионарная часть», — весьма красноречиво открыл работу съезда председатель бюро Всемирного форума татарской молодежи Руслан Айсин. После этого прозвучали гимны Российской Федерации и Республики Татарстан, которых прослушали делегаты и гости стоя. Очень важная деталь: гимн России большинство татарской молодежи прослушало без какого-то отторжения. Стоит сказать, что времена, когда были сильны сепаратистские настроения среди татарского национального движения уходят в прошлое. Молодое поколение татарских националистов не настроено антироссийски.

В президиуме на сцене сидели председатель Государственного Совета Татарстана Фарид Мухаметшин, министр по делам молодежи, спорту и туризму Рафис Бурганов, начальник Управления по делам внутренней политики Аппарата Президента Республики Татарстан Александр Терентьев, директор Департамента внешних связей Аппарата Президента Республики Татарстан Тимур Акулов, председатель Всемирного конгресса татар Ринат Закиров, представители татарской диаспоры из регионов России и зарубежных стран. В качестве гостей форума были приглашены члены Всемирного союза башкирской молодежи, представители чувашской и еврейской молодежи. Их присутствие стало формальным поводом для проведения мероприятия на русском языке. Хотя языковой вопрос еще не раз поднимался в ходе всего четырехдневного мероприятия.

Выполнив сугубо процедурные вопросы (избрание Секретариата, мандатной, счетной и редакционной комиссий), Всемирный форум татарской молодежи приступил к своей работе.

Из высшего руководства Татарстана присутствовал только спикер республиканского парламента Фарид Мухаметшин. При существующем в Татарстане четырехглавии властной верхушки (Президент – Государственный Советник – Премьер-министр – Спикер парламента) на данное мероприятие, важное именно в контексте национальной политики, пришел только председатель Государственного Совета, которого политологи считают последним татарским националистом на политическом Олимпе Татарстана. Похоже, что всех остальных татарская национально ориентированная молодежь мало интересует (или же они считают это мероприятие не столь важным, чтобы его лично посетить).

В своем выступлении глава татарстанской законодательной ветви власти поздравил всех от имени Президента Татарстана Рустама Минниханова (от имени Госсоветника РТ Шаймиева Мухаметшин поздравлять татарскую молодежь не стал, вообще не упомянув его имени) и отметил, что очень важно, что данный форум проходит в канун 20-летия Декларации о государственном суверенитете Татарстана. Спикер татарстанского парламента говорил о необходимости единства татарского народа накануне предстоящей Всероссийской переписи населения, которая пройдет в октябре 2010 года, призвав приехавшую татарскую молодежь превратить её в социально-политическое событие: «Перепись должна быть событием этнической консолидации». Руководство Всемирного форума татарской молодежи Фарид Мухаметшин упрекнул в слабом информационном обеспечении своей деятельности, призвав упор делать на работу в Интернете.

Выступавший вслед за Мухаметшиным председатель бюро Всемирного форума татарской молодежи Руслан Айсин в своем отчетном докладе тоже поздравил всех с 20-летием Декларации о государственном суверенитете Татарстанана и поблагодарил Государственного Советника Татарстана Минтимера Шаймиева за поддержку, в бытность его главой республики. Замечу, что из всех выступавших на пленарной части заседания Всемирного форума татарской молодежи только Руслан Айсин был единственным, кто вообще упомянул имя первого президента Татарстана.

«Наша нация двигалась вперед благодаря лидерам, которым не было и тридцати лет, — с воодушевлением начал свое выступление лидер татарской молодежи, — сегодня в мире более 100 молодежных татарских организаций, и каждые два года они собираются на своей исторической родине». Рассказывая об успехах Всемирного форума татарской молодежи, его председатель перечислил основные мероприятия за последние два года, проведенные этой организацией: это Чак-чак-Party — акция дегустации национальных блюд татарской кулинарии (в первую очередь, чак-чака – сладость из теста с медом), в ходе которой проживающие в регионах России и в зарубежье татары знакомят местное население со своей культурой; акция в поддержку татарского языка «Мин татарча сойлэшэм!» ( «Я говорю по-татарски!»); создание дискуссионного клуба «Ирек майданы» ( «Площадь Свободы»), который собирается во Всемирном конгрессе татар (его офис располагается как раз на городской площади Свободы в Казани); сбор подписей в придание татарскому языку статуса второго государственного в России (заведомо безрезультатный проект, о чем признался сам Руслан Айсин, но уверенный, что главная его цель – привлечь внимание к положению с татарским языком – была достигнута; правда, помогло ли это в итоге?); фестивали татарской музыки и др. В основном все мероприятия, которые проводит Всемирный форум татарской молодежи, носят культурологический характер (если не считать, бесперспективного в конечном итоге намерения сделать татарский язык вторым государственным в России – единственная собственная политическая акция). Айсин также призвал к единству татарскую молодежь накануне Всероссийской переписи населения, попросив всех в графе национальность указать «татарин/татарка». «Перепись – это испытание для нашего народа, — заявил с трибуны лидер татарской молодежи, — нас пытаются разделить». Заметим, что среди делегатов Всемирного форума татарской молодежи было 10 кряшен, которых тоже призвали записаться татарами во время переписи.

Вслед за молодежным лидером выступил министр по делам молодежи, спорту и туризму Рафис Бурганов. Отметим, что главный чиновник по делам молодежи был недавно назначен на свою должность, и политологами расценивается как человек из создаваемой новым Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым своей командой. Выступление Рафиса Бурганова возможно было бы дежурным докладом крупного чиновника, рапортовавшего об успехах и достижениях (говорил он больше о спорте), если бы не три момента. Во-первых, он прочитал весь свой доклад на татарском языке (Фарид Мухаметшин и Руслан Айсин выступали в основном на русском языке, периодически вставляя предложения на татарском языке), что встретило бурные аплодисменты собравшейся со всего мира татарской молодежи, несмотря на то, что не все из них свободно знают свой национальный язык. Во-вторых, раскрывая суть молодежной политики Татарстана, какой она должна быть в ближайшие годы (т.е. какой ее хочет видеть Рустам Минниханов), Бурганов заявил: «Главная цель – объединение татарской молодежи с целью вовлечения ее в спорт». Короче говоря, молодые татары должны заниматься больше спортом и меньше политикой (в особенности национальной). Собственно говоря, весь нынешний курс нового Президента Татарстана направлен на то, что национальному движению, в том числе и молодежному его крылу, никакого внимания уделяться не будет, если оно будет пытаться хоть как-то влиять на политику в Татарстане и России. Только занятие спортом – вот чего хочет от татарской молодежи новое руководство Казанского Кремля. В подтверждении этому отметим и третий любопытный момент выступления министра по делам молодежи: он поздравил участников форума с Днем Республики. Ни о каком 20-летии Декларации о государственном суверенитете Татарстана Рафис Бурганов не обмолвился ни словом.

Ринат Закиров, председатель Всемирного конгресса татар, организации, созданной в 1992 году для объединения татарской диаспоры, как бы от старшего поколения татарского национального движения поприветствовал его молодую смену. Его выступление больше свелось к тому, что значат сабантуи для татарского народа, и посоветовал татарской молодежи обращаться в технопарки и венчурные фонды за помощью. Непонятно, как эти структуры могут помочь татарской национально ориентированной молодежи в деле сохранения культуры и национального языка, потеря которого уже очевидна.

Затем выступил первый заместитель муфтия Татарстана Ильдус-хазрат Фаизов. Всемирный форум татарской молодежи проходил в месяц Рамазан. 60 делегатов форума держат пост – Уразу. Поэтому выступление религиозного деятеля было посвящено именно роли ислама в сохранении татар как нации.

Опытом успешной жизни на селе поделились делегаты из села Бистян (Пензенская область) и села Гали (Самарская область). Оказывается уровень самоорганизации татарской жизни на селе за пределами Татарстана настолько высок, что говорить о бегстве сельчан в города, спасаясь от разрухи, безработицы и бесперспективности, не приходиться. Вообще это любопытная тенденция: татарское село наиболее социально-экономически благополучно и крепко только за пределами Татарстана. Помимо названных населенных пунктов, успешными деревнями можно считать татарские сёла Шагырдан (Чувашия) и Средняя Елюзянь (Пензенская область). Ни одна татарская деревня Татарстана не может сравниться по уровню жизни, инфраструктуры и стабильности с татарскими сёлами за его пределами. Похоже, что в Татарстане созданы такие условия для сельских населенных пунктов, что их жителям, желающим достойно жить, а не выживать, лучше проживать за пределами республики.

Весьма ярким было выступление заместителя председателя бюро Всемирного форума татарской молодежи Айрата Файзрахманова. «Здесь многие выступавшие до меня говорили, что татарская молодежь – это будущее татарского народа. Но мы не только его будущее, мы его настоящее!» — гордо заявил второй человек в международном молодежном движении татар. Он обрушился с упреком на тех, кто критикует Всемирный форум татарской молодежи за якобы бездействие: «А вы что сами сделали? Выучили ли вы хотя бы татарский язык?!» Айрат Файзрахманов рассказал об уникальном проекте обучения татарскому языку через Интернет. Проект работает исключительно на общественных началах и не имеет никакой государственной поддержке. Многие татары, живущие как за пределами Татарстана, так и за пределами России, с помощью Интернет-уроков обучаются национальному языку, не отходя от своего компьютера. Но весь вопрос в том долго ли этот проект будет существовать на голом энтузиазме его основателей. Среди предложений, высказанных Айратом Файзрахмановым, были названы необходимость создания единой организации татарской молодежи в Татарстане (таковой, как это неудивительно, оказывается, нет) и включения руководителей молодежных организаций, достигших 30 лет и соответственно обязанных сложить с себя полномочия, в Исполнительный комитет Всемирного конгресса татар, поскольку наиболее активные молодежные лидеры, достигая зрелого возраста, просто выпадают из общественной жизни татарских диаспор, а будучи в Исполкоме конгресса они продолжат работать на благо своих диаспор.

После этого делегаты IV Всемирного форума татарской молодежи разъехались по следующим секциям: «Создание единого татарского информационного пространства», «Проблемы сохранения национальной самобытности в условиях диктата массовой культуры», «Значение религиозных ценностей в сохранении национальной идентичности», «Формирование новой татарской элиты», «Механизмы создания экономической базы татарских молодежных организаций», «Перспективы национального образования в многонациональной стране».

Автор этих строк принял участие в секции «Значение религиозных ценностей в сохранении национальной идентичности», заседание которой прошло в Российском исламском университете. Модераторами секции были председатель Совета улемов Духовного управления мусульман Татарстана, проректор по научной работе Российского исламского университета Рустам Батров и социолог Данис Гараев. Желающих среди делегатов принять участие в работе именно этой секции было настолько велико, что в конференц-зале университета просто не было яблоку места упасть.

На обсуждение было вынесено несколько вопросов: татарская национальная идентичность и ислам; ханафитский мазхаб как традиционная модель ислама для татар; мусульманские СМИ и религиозные образовательные учреждения; значимость продвижения халяль-индустрии для сохранения татарской идентичности.

Открыл работу секции уже выступавший на пленарной части форума первый заместитель муфтия Татарстана Ильдус-хазрат Фаизов. Он весьма подробно рассказал об истории ислама у татар и призвал татарскую молодежь не перенимать нетрадиционные для татар версии ислама, намекая на получивший в последние годы распространение салафизм (ваххабизм).

Начальник Управления по делам религий при Кабинете министров Татарстана Ренат Валиуллин выступил с любопытными цифрами. Так, в Башкортостане за последние двадцать лет построено 700 мечетей, а в Татарстане – 1300 мечетей. При этом он отметил, обращаясь к татарской молодежи из диаспоры, что европейская тенденция запрета на строительство мечетей проникла и в Россию. В некоторых городах России власти открыто или косвенно противятся открытию мечетей. Говоря о Татарстане, Ренат Валиуллин отметил, что сегодня русский язык всё больше проникает в мечети Татарстана. Так в Казани в трех мечетях проповеди ведутся на русском языке, что вызывает определенное беспокойство: с одной стороны, татарские мечети по требованию части прихожан, выходцев с Кавказа, переходя на русский язык проповеди, перестают быть татарскими, а с другой стороны, русский язык используется салафитами как язык пропаганды для большего охвата аудитории. Поэтому стоит острая необходимость в сохранении татароязычия в мечетях Татарстана как способа избежания проникновения салафитских идей в исламскую умму республики.

По языковому вопросу состоялась любопытная дискуссия. Так один из делегатов из Казахстана сообщил, что в этой среднеазиатской республике мечети функционируют по языку проповеди: есть узбекские мечети, есть казахские, есть и татарские. И такой опыт можно перенять России и Татарстану. Однако ситуация сегодня плачевна, особенно в Москве, когда бывшие татарские мечети из-за притока прихожан с Кавказа отказываются от татарского языка в пользу межнационального русского, в результате национальная идентичность паствы размывается.

О роли исламских СМИ выступила заместитель редактора Интернет-портала «Ислам в Российской федерации» Диляра Ахметова. Основной целью их функционирование было и остается создание исламского информационного пространства. «Сегодня произошло пробуждение региональных муфтиятов в России, — считает исламский журналист, — если раньше нам с большим трудом удавалось получить хоть какую-то информацию из регионов, то теперь при каждом духовном управлении мусульман существуют пресс-службы, что значительно облегчает работу центральным мусульманским СМИ в поисках информации». По ее мнению, Интернет-журналистика в сфере ислама достигла своего предела, и теперь необходимо развивать исламскую тележурналистику.

Может ли халяль-продукция способствовать сохранению национальной идентичности татар? – таким вопросом задался специалист в сфере исламской экономики Ренат Беккин. По его мнению, это никак не влияет: «Разве татарин, который пьет водку, перестает быть татарином? Очевидно, что нет».

Проблема сохранения традиционного для татар направления в исламе – ханафитского мазхаба – стала центральной темой выступления заместителя муфтия Татарстана Валиуллы-хазрата Якупова. По его мнению, сегодня татарину нельзя быть просто мусульманином. Для сохранения национальной идентичности татарам необходимо придерживаться ислама ханафитского мазхаба. Салафиты (ваххабиты) отрицают такие традиционные для татар мероприятия как сабантуи (с точки зрения салафитов, сабантуй – это языческий праздник и участие в нем является запретным для мусульманина), домашние меджлисы (собрания), проведение поминок и др. в то же время ханафитский мазхаб не запрещает эти важные для татар мероприятия. То, что салафиты отрицают национальность человека, приводит к утрате носителями идеологии салафизма своей национальной идентичности. «Татарскость сохранилась благодаря ханафизму, — уверен Валиулла-хазрат, — татар будет ждать ассимиляция, если они не будут исповедовать ханафитского мазхаба». Большой бедой, считает заместитель муфтия Татарстана тот факт, что большая часть татарской интеллигенции не исламизирована. Валиулла-хазрат привел такой факт, что из 400 членов Союза писателей Татарстана только человек пять совершает намаз. Салафитское влияние на татарскую молодежь сегодня настолько велико, что в итоге мы получаем не только потенциального экстремиста, но и ассимилированного татарина. «Если у нас не будет ханафизма, то татар ждет ассимиляция и деградация», — резюмировал свое выступления Якупов.

Критика салафизма со стороны традиционалистского мусульманского духовенства Татарстана встретила негодование со стороны одного из делегатов Всемирного форума татарской молодежи из Уфы по имени Мансур. Он стал публично возмущаться ханафитоцентризмом Валиуллы Якупова и Ильдуса Фаизова. По его мнению, выступая против салафизма, они раскалывают ислам. Сам делегат считает, что «салафиты татарам братья». Позже при личном общении с автором этих строк Мансур сообщил, что он член запрещенной в России организации Хизб-ут-Тахрир. Странно, что организаторы IV Всемирного форума татарской молодежи пригласили на это мероприятие члена экстремистской организации. Именно он был категорическим противником включения в резолюцию по итогам работы секции упоминания об угрозе нетрадиционных течений ислама для татарского народа.

Работа секции была весьма эмоциональной и насыщенной. Спор о выборе мазхаба (традиционного для татар ханафитского или других его видах – ханбалитского, представленного в России в форме салафизма) не совсем был понятен татарской молодежи из диаспоры. Как отметил московский исламовед Ренат Беккин, для татарской диаспорной молодежи дискуссии по поводу мазхаба не актуальны. Большинство молодых татар не из Татарстана не имеют не то, что представление о том или ином мазхабе, но и об исламе в широком его смысле. Так делегаты из Литвы не поняли вообще о чем спорят их соплеменники из Татарстана: будучи секулярными людьми они никогда не ставили вопрос о предпочтении того или иного мазхаба как определяющего фактора своей этнической идентичности. Доказательством малоосведомленности татарской диаспорной молодежи просто об исламе, а не то, чтобы о тонкостях различий мазхабов, стало выступление одного делегата из Казахстана, который сообщил, что в этой среднеазиатской республике имеется мавзолей Хаджи Ахмеда Ясави, суфийского средневекового поэта, куда устраивается паломничество со всего Казахстана. При этом это паломничество к могиле местного святого называлось им хаджем. Такое заявление встретило бурное возмущение со стороны татар Татарстана, поскольку хаджем все же называется паломничество в Мекку, а случай с посещение мавзолея Ясави стоит называть зияратом. Непонимание татарской диаспорной молодежью этих различий, существенных с точки зрения ислама, говорит только об одном: об их незнании не то, чем один мазхаб отличается от другого, а даже элементарных основ ислама.

Впрочем, руководство Российского исламского университета (к сожалению, из-за ограниченности времени обсудить проблему религиозного образования, в том числе и обучения татарской молодежи в Саудовской Аравии и последствий этого обучения, так и не получилось) в лице его проректора Рустама Батрова считает, что мазхабоцентризм – важный фактор этнической идентичности, и говорить только об исламе как фундаменте сохранения татарского народа в прошлом и настоящем не достаточно: «Что татарину ближе: перемеч или гамбургер? Ведь и то, и другое просто еда, — риторически вопрошал Батров, — однако татарин предпочтет перемеч. Вот поэтому и я выбираю ханафитский мазхаб ислама, а не просто ислам!»

Помимо секционных заседаний все участники IV Всемирного форума татарской молодежи приняли участие в публичной дискуссии «Пути сохранения татарской нации в XXI веке». В качестве экспертов были приглашены старший научный сотрудник Института истории Академии наук Республики Татарстан Рафаэль Мухаметдинов, профессор Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета Гамирзан Давлетшин, член Исполкома Всемирного конгресса татар Фарит Уразаев, главный редактор газеты «Безнен гажит» ( «Наша газета») Ильфат Файзрахманов и журналист информационного агентства «Татар-информ» Алия Сабирова. Ведущими дискуссии были журналист радио «Азатлык» ( «Свобода») Рафис Земдихан и одна из руководителей татарского молодежного движения «Узебез» ( «Мы сами») Римма Бикмухаметова. Вся дискуссия велась на татарском языке и проходила в неформальной обстановке, что позволяло порассуждать делегатам форума на заданную тему, что называется, в свободном полете.

Обращаясь к делегатам Всемирного форума татарской молодежи, ведущие попытались ответить на вопрос: что сегодня объединяет всех татар как нацию?

Как сразу было понятно, национальный язык не может стать главным фактором консолидации татарской нации. Огромное число приехавшей татарской национально ориентированной молодежи им не пользуются в общении. Рафис Земдихан поинтересовался читает ли татарская молодежь в диаспоре татарские газеты. Выяснилось, что нет. Такие известные татарские журналы «Казан утлары» ( «Огни Казани») и «Сююмбике» не пользуются популярностью у поколения татар в возрасте от 20 до 30 лет. «Вот Вы, — обращаясь к Ильфату Файзрахманову, сказал ведущий — издаете татарскую газету, а ее оказывается никто из молодежи и не читает!» Выходит, что большая часть татарской молодежи всю информацию берет из Интернета, причем русскоязычных сайтов. Рафаэль Мухаметдинов объяснил, что есть три группы татар: татароязычные; не знающие в совершенстве татарский язык, но стремящиеся его выучить; не знающие татарский язык и не желающие его учить. К какой из групп стоит отнести большинство татар, сам автор классификации так и не ответил. Впрочем, по мнению экспертов дискуссионного заседания, ситуация с языком весьма плачевна. Фарит Уразаев привел весьма любопытную статистику: 75% татар проживает в городе, 25% соответственно на селе. Но из обеих групп в сумме только 7% татарских детей учатся в татарских школах.

В продолжении вопроса об объединяющем всех татар факторе была высказана идея сплоченности в условиях давления. Это особенно четко отметили делегаты из Башкортостана. По их мнению, именно политика Муртазы Рахимова в период проведения Всероссийской переписи населения 2002 года сплотили татар Башкортостана. Тогда татар заставляли записываться в башкиры. «Идентичность татар сохраняется, когда есть репрессии», — заявил один из татар Башкортостана. Против этого выступил один из экспертов – профессор Гамирзан Давлетшин, заявивший, что не надо режим Муртазы Рахимова рассматривать как фашистский. Профессор считает, что татарская молодежь соседней республики преувеличивает роль административного ресурса при проведении прошлой переписи в Башкортостане. Журналист газеты «Ватаным Татарстан» ( «Моя родина Татарстан») Рашит Мингазов парировал Давлетшину: так легко можно говорить, живя в Казани, но если бы уважаемый профессор жил бы в Уфе, то испытал бы сам на себе всю прелесть режима Муртазы Рахимова.

Вслед за этим была высказана мысль, что если не язык и внешнее давление, то уж ислам – именно тот самый фактор, который объединяет всех татар. Однако тут же был поставлен вопрос о кряшенах. «Хронический аппендицит», — именно так совершенно некорректно назвал кряшенский вопрос ведущий дискуссии Рафис Земдихан. Слово для ответа было предоставлено председателю Форума кряшенской молодежи Александру Долгову. Последний обратился к татарской молодежи с просьбой не рассматривать кряшен как врага татар. Его поддержал профессор Гамирзан Давлетшин, назвав кряшен «уникальной христианской частью татарского народа». Отметим, что Всемирный форум татарской молодежи воспринимает кряшен как конфессиональную группу «единого татарского народа», а не как самостоятельный этнос. Также добавим, что само участие кряшен в качестве делегатов от Форума кряшенской молодежи (всего их было десять человек) на Всемирном форуме татарской молодежи оппозиционным кряшенским движением было воспринято как позор и предательство. По мнению кряшенских оппозиционеров участие кряшен в данном мероприятии могло быть только в качестве гостей (именно в качестве таковых, например, пригласили представителей еврейской, башкирской и чувашской молодежи), а не как полноправных делегатов. На кряшенских Интернет-ресурсах в социальных сетях по этому поводу развернулись нешуточные дебаты. Не секрет, что кряшены-татаристы (так называют кряшенские оппозиционеры тех кряшен, которые придерживаются концепции «единого и неделимого татарского народа», в состав которого включают и кряшен) — участники многих татарских мероприятий. В ходе дискуссии одна из участниц Всемирного форума татарской молодежи призвала вообще ничего не писать о внесистемном кряшенском национальном движении, чтобы не обсуждать кряшенский вопрос никаким образом: дескать, не будем говорить о проблеме кряшен и ее вроде как и не будет. Она даже обвинила автора этих строк, взявшего интервью у лидера внесистемной кряшенской молодежи Евгения Иванова, чуть ли не в диверсии против татарского народа. Тут даже не выдержал лидер Форума кряшенской молодежи Александр Долгов: «Как же не обсуждать и не писать о проблеме, если она существует?!»

В итоге, как стало понятно из дискуссии, ислам не может стать при доминирующей концепции «единого и неделимого татарского народа» консолидирующим фактором для татар. Ведь что тогда могут возразить те, кто видят ислам в качестве объединяющей основы татар, по поводу «хронического аппендицита».

Участники дискуссии попытались в общем историческом прошлом найти идею единства татарского народа. Впрочем, это тоже наткнулось на несогласие. Делегат от сибирских татар из Томска упрекнул власти Татарстана в булгароцентризме. Учитывая, что сейчас в связи с тем, что Минтимер Шаймиев возглавляет Фонд «Возрождение», который занимается реконструкцией Свияжска и Булгара, идея булгарского происхождения татарского народа стала доминирующей в спорах о его этногенезе. «Но для сибирских татар булгары не являются предками, — справедливо вопрошал делегат из Томска, — мы, татары, как этнос сформировались в эпоху Золотой Орды».

Действительно, не всё так однозначно в булгарском происхождении современных поволжских татар. Ведущий Рафис Земдихан привел такой факт. Считается, что потомками волжских булгар являются современные чуваши и казанские татары, а значит, они имеют общие корни в языке. Только вот в чем загвоздка: если чувашин будет говорить на чувашском языке татарин его не поймет, а если, к примеру, кумык или балкарец, живущие далеко от Среднего Поволжья, начнут говорить на своих языках, то татарин способен понять их речь.

В итоге стало понятно, что и общее происхождение (в особенности от волжских булгар) не объединяет татар.

Хотя тема дискуссии была обозначена как «Пути сохранения татарской нации в XXI веке», ее участники в большей степени пытались ответить на вопрос: что же объединяет татар сегодня? Судя по итогам дискуссии, концепция «единого и неделимого татарского народа» оказалась вдребезги разгромленной, как это нестранно, именно татарской молодежью, собравшейся со всего мира на свой четвертый съезд. Думается, что организаторы мероприятия этого явно не планировали. Похоже, что ни язык, ни религия, ни общее историческое прошлое не может объединять татар в XXI веке, а сконструированная старшим поколением татарских националистов концепция «единого и неделимого татарского народа» к удивлению всех была раскритикована теми, кто придет им на смену.

Единственное, что можно считать объединяющем фактором для татар в XXI веке, как метко подметил председатель Всемирного конгресса татар Ринат Закиров, именно вот такие горячие дискуссии о путях сохранения и единства нации.

Что же сохранит татар как единую нацию в этом столетии? Ответа на этот вопрос съехавшаяся со всего мира татарская молодежь так и не дала. Всё это очень странно, в особенности если учитывать тот факт, что именно ей предстоит придти на смену старшему поколению татарских националистов уже в ближайшие десятилетия XXI века и именно ей суждено быть не только ближайшим будущим татарской нации, но, как заметил один из делегатов форума, и ее настоящим.
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph