Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

02.12.2011Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?

Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи «Азатлык»: закат молодежного татарского национализма?«Идейный внук Фаузии Байрамовой» [1] Наиль Набиуллин, возглавлявший последние четыре года Союз татарской молодежи «Азатлык» («Свобода»), 11 октября 2011 г. заявил о своей добровольной отставке и уходе с поста лидера одной из самых активных националистических организаций татарской молодежи последних лет. Формальной причиной ухода Набиуллина, о чем заявил его «правая рука» по организации Рафик Каримуллин (род. в 1987 г.), отныне исполняющий обязанности председателя «Азатлыка», была личная усталость от полного равнодушия со стороны как татарской молодежи, собирающейся на заседания дискуссионного «азатлыковского» клуба «Фикер» («Мысль») и самим фактом посещения демонстрирующей как бы симпатию идеям татарского национализма, так и абсолютная пассивность самих «азатлыковцев», нежелающих элементарно придти на многочисленные пикеты и митинги, организуемые Наилем Набиуллиным. Эксперты, которые наблюдают все уличные мероприятия младотатар, уже давно заметили именно малочисленность участников акций протеста, организуемых молодыми татарскими националистами. Неоднократно бывали случаи, когда на очередное уличное мероприятие «азатлыковцев» придти и постоять с плакатами не хватает просто людей.

Впрочем, в русском молодежном национальном движении Казани, внимательно наблюдающем за мероприятиями своих идейных конкурентов, данный шаг Набиуллина посчитали элементарным шантажом своих же единомышленников. Целью Набиуллина, уверены молодые русские националисты, является всего лишь получение права быть беспрекословным лидером, чье мнение должно разделяться всеми членами организации. Поскольку Наиль Набиуллин был мозгом «азатлыковцев» и однозначно харизматиком, без него «Азатлык» придет в упадок. И тогда его рядовые члены опять позовут Набиуллина возглавить организацию. Тот, конечно же, согласится после многочисленных уговоров, но потребует себе фюрерские полномочия.

Об авторитарном характере лидера молодых татарских национал-сепаратистов неоднократно говорили люди, его хорошо знавшие. К примеру, ряд бывших участников заседаний клуба «Фикер», неразделявших радикальные убеждения Набиуллина, ушли в созданный новым муфтием Ильдусом Фаизовым молодежный клуб «Алтын Урта» («Золотая середина»), функционирующий при Духовном управлении мусульман Татарстана и возглавляемый Айнуром Султановым, заведующим Отделом по работе с молодежью татарстанского муфтията. Сам Айнур Султанов говорит, что для Наиля Набиуллина характерно совершенное нежелание слушать и слышать мнения других. Похоже, что для теперь уже экс-лидера «Азатлыка» были характерны диктаторские замашки.

Однако четыре года деятельности Наиля Набиуллина (род. в 1989 г.) в татарском молодежном национальном движении (туда он пришел в 18-летнем возрасте, принимая первый раз участие в Дне памяти 15 октября 2007 г. [2]) позволяют внимательно посмотреть и на эту личность, и на само молодежное направление татарского национализма в начале ХХI в.

В отличие от Всемирного форума татарской молодежи, официальной организации, находящейся под патронажем Казанского Кремля, а потому контролируемой и согласовывающей свои действия с местными чиновниками, Набиуллин прочно возглавил именно внесистемное татарское молодежное национальное движение, что только нашло поддержку у старших товарищей из Татарского общественного центра (ТОЦ) и партии «Иттифак». Рафис Кашапов, председатель наиболее радикального набережночелнинского отделения ТОЦ, поспешил набиуллинцев тут же назвать «патриотами татарского народа». Тот факт, что Наиль Набиуллин, его «правая рука» Рафик Каримуллин и другие члены «Азатлыка» не так давно вступили в партию национальной независимости «Иттифак» и получили из рук самого ее лидера Фаузии Байрамовой, условно осужденной за разжигание ненависти по национальному признаку, корочки партийных билетов, говорит о том, что старшее поколение татарских национал-сепаратистов готовит себе «достойную» смену: как никак Байрамовой уже 61 год, а тому же Набиуллину сейчас 22 года, вот и нужно давать дорогу молодым. Нельзя исключать, что в ближайшие 10 лет именно Наиль Набиуллин станет лидером партии «Иттифак». Добавим, что Байрамова сделала вождя «азатлыковцев» членом Милли Меджлиса – организации, объединяющей российских и зарубежных татарских национал-сепаратистов.

Стать лидером не только «Азатлыка», но и внесистемного татарского молодежного движения Набиуллину удалось из-за своей бурной активности, энтузиазма и альтруизма. Начав ходить на заседания татарского молодежного клуба «Шарык» («Восток»), Наиль увидел, что данная форма самоорганизации татарской молодежи больше напоминает развлекательное собрание, капустник, место посиделок. Ему же хотелось серьезной политической дискуссии. Поэтому, договорившись с руководством «Шарыка», он с 2008 г. организовал и регулярно стал проводить заседания дискуссионного клуба «Фикер», ставшей своеобразной кузницей молодых татарских националистов. Чтобы не получалось так, что разные татарские клубы собирались в один и тот же день, между ними существует негласная договоренность о времени собраний каждого («Фикер» собирается по вторникам, «Алтын Урта» - по средам, «Шарык» - по четвергам, существовавший при Всемирном форуме татарской молодежи, но в последнее время практически не собирающийся клуб «Жомга» («Пятница») – по пятницам). На заседания «Фикера» приглашались местные политики, ученые, деятели культуры, духовенство и т.д. Собрания проходили весьма оживленно и дискуссионно. К слову сказать, столь большое разнообразие дискуссионных клубов в татарском молодежном национальном движении резко контрастирует с ситуацией в этом отношении в русском национальном движении: на сегодня функционирует лишь дискуссионный кино-клуб Общества русской культуры Республики Татарстан (руководитель - Алексей Топоров), деятельность которого сводится к просмотру и последующему обсуждению какого-нибудь кинофильма.

После создания дискуссионной площадки Набиуллин стал организатором практически ежемесячных уличных акций протеста татарских националистов. Экспертам, анализирующим национальные и религиозные процессы в современном Татарстане, приходилось не раз самим наблюдать, как и в реально лютый мороз, и в противный дождь «азатлыковцы» проводят очередной пикет или флешмоб, причем по разным поводам, но так или иначе касающихся татарского национального движения: в защиту татарских школ, против сноса памятников татарской архитектуры, в память о депортации крымских татар, по случаю референдума 1992 г. [3], в защиту прав тюркских народов России (возле генконсульства Турции в Казани) и др. Ряд мероприятий «азатлыковцев», естественно, шокируют своей антироссийской направленностью («Вечер памяти Джохара Дудаева», пикет-митинг с лозунгами «Чемодан! Вокзал! Россия!», «Не нравится Татарстан, уезжайте в Дагестан!», «Татарстан - это не Россия!», пикет в поддержку журналистки государственного республиканского телеканала «Татарстан - Новый Век» Эльмиры Исрафиловой, назвавшей публично русских Татарстана «оккупантами» и др.).

Сам Набиуллин стремился к расширению как состава членов организации (среди посещающих клуб «Фикер» много студентов Казанского федерального университета и Казанского энергетического университета), так и регионального представительства. В Набережных Челнах с 2011 г. работает Камское отделение «Азатлыка» (председатель – Ильмир Салихов), планируется открыть отделение в Уфе и Нижневартовске. К слову сказать, лидер азатлыковцев стремится к сотрудничеству с башкирскими националистами из организации «Кук буре» («Небесный волк») и с турецкими «Серыми волками» («Бозкуртлар») - молодежным крылом турецкой Партии национального действия.

Несмотря на свой протестный антироссийский потенциал, Наиль Набиуллин не стремился, в отличие от башкирских националистов, к объединению с радикал-исламистами. Здесь стоит отметить, что вождь «азатлыковцев» - убежденный сторонник традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. «Как я могу уважать ваххабитов, если они против татарской культуры и татарского языка?! Против Сабантуев, против зиярата в Булгар?! Многие из салафитов усиленно учат арабский язык, но при этом плюют на свой национальный татарский, учить его не хотят! Преклоняясь перед иностранным арабским языком, они отказываются от языка матери!», - сокрушался в одном из своих интервью лидер «Азатлыка». В отличие от старшего поколения татарских национал-сепаратистов, которые идут на сотрудничество с радикал-исламистами, Наиль Набиуллин старается держаться от них подальше, предпочитая порою даже больше тенгрианское язычество [4], чем саудовскую версию ислама. Посещать тенгрианский летний лагерь «Тан батыр» Рамая Юлдашева и слушать песни Ильсии Бадретдиновой, в творчестве которой полным-полно тенгрианских мотивов подчеркнуто национально ориентированного содержания (самой популярной среди татарских националистов является ее песня «Мы», в которой очень много поется о «татарской крови»), по мнению Набиуллина, лучше, чем слушать лекции арабских проповедников в «частных» мечетях Казани, на которые собирается много татарской молодежи.

В настоящий момент Наиль Набиуллин пишет книгу «Азатлык XXI века» - своеобразную библию младотатарского национального движения, в которой планирует изложить идеологию национализма современной татарской молодежи. Сейчас вождь «азатлыковцев», по его словам, берет себе творческий отпуск: ходит с девушками в театры, планирует участвовать в работе татарского развлекательного клуба «Шарык» и дискуссионного клуба, который собираются открыть при Татарском театре им. Г.Камала (многие камаловские актеры сами посещали «азатлыковский» клуб «Фикер» и пожелали создать нечто подобное при своем театре). В планах Наиля Набиуллина поступление в аспирантуру к одному из идеологов татарского национализма Рафаэлю Хакимову, ныне директору Института истории Академии наук Татарстана, и написание диссертации «Татарское национальное молодежное движение в конце ХХ - начале XXI вв.». Поскольку в «Азатлыке» до сих пор не проводили праймериза по выбору председателя (раиса), пока и.о. лидера является Рафик Каримуллин, однако объективно уступающий Набиуллину и в личной харизме, и в организационных способностях. Скорее всего, если «азатлыковцы» не смогут без своего вождя поддерживать деятельность организации на том же уровне, что было и при Набиуллине (это, как минимум, ежемесячная уличная акция протеста, еженедельное заседание клуба «Фикер» и др.), то Наиль заявил, что вернется к руководству организации. В задачу Набиуллина также входит создание боевого крыла «Азатлыка», т.е. иметь несколько ребят спортивного телосложения для охраны митингов и пикетов, как он сам говорит, «от возможных провокаторов». Однако сегодня Союз татарской молодежи «Азатлык» переживает большую текучесть активистов. Временный лидер Рафик Каримуллин явно не может сгруппировать организацию. Многих перенимают другие организации, в частности, Союз мусульманской молодежи, которые лояльны российскому государству и не разделяют сепаратистских убеждений «азатлыковцев».

Эти игры «хочу – не хочу быть лидером» Наиля Набиуллина со стороны могут показаться каким-то детским садом и свидетельством малодушия. Но здесь стоит понимать следующее: быть участником национального движения, тем более одним из его лидеров, это значит быть готовым отдать свою личную жизнь ради этого, не иметь постоянной работы, постоянного заработка, крыши над головой, наконец, семьи. Если уж выбрал путь национал-революционера, то будь готов к последствиям, либо «забей» на татарское национальное движение и иди на работу к тем, кого сам называешь «колониальной администрацией» (так Набиуллин называет правительство Татарстана). Тем более примеров последнего имеется достаточно: так, один из лидеров «Милли Меджлиса» Талгат Абдуллин сегодня возглавляет республиканский Госжилфонд, вовремя поняв, что татарское национальное движение не прокормит, а вот мягкое и теплое кресло чиновника - это залог благополучия себя и своей семьи.

Старшее поколение татарских националистов понимает, что им нужна достойная смена: именно поэтому они выступают активно за возвращение Набиуллина к руководству организацией. Понимают это и конкуренты - те, кто работает в системном молодежном татарском национальном движении (Всемирный форум татарской молодежи и др.). Последние будут не против, если он уйдет вообще с общественно-политического поля Татарстана: на его фоне «системные» националисты выглядят, мягко говоря, серовато. Тем более что «азатлыковцы» весьма политически гибки: кто бы мог еще полгода назад подумать, что на предстоящих выборах в Государственную Думу 4 декабря 2011 г. татарские «волки» (вслед за турецкими националистами символом современного татарского национализма стал древнетюркский тотем – волк; на флагах, символике и даже жестах татарские националисты изображают это животное) поддержат партию «Яблоко», в 1990-е гг. явно не поддерживавшей центробежные инициативы руководства Татарстана. Известны случаи, когда Наиль Набиуллин поддерживал и левую оппозицию (КПРФ и другие прокоммунистические организации). Несмотря на малочисленность организации (это не более 40 чел., а постоянных активистов на порядок меньше), Союз татарской молодежи «Азатлык» стремится к уличным протестным акциям, в отличие от множества «героев национально-освободительного фронта», предпочитающих вести борьбу «за интересы татарского народа» только в Интернете. В итоге уход Наиля Набиуллина от формального руководства Союзом татарской молодежи «Азатлык» ознаменовал собой кризис в среде татарского национал-сепаратизма, особенно его молодежного крыла. Внесистемное молодежное татарское национальное движение, олицетворением которого последние несколько лет был Наиль Набиуллин, похоже, может окончательно пережить закат своей истории.



Раис Равкатович Сулейманов – руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований российского института стратегических исследований.

Примечания:

1. Байрамова Фаузия Аухадиевна (род. в 1950 г.) – один из лидеров наиболее радикальной части татарского национального движения, лидер партии национальной независимости «Иттифак», председатель «Милли Меджлиса» - организации, объединяющей российских и зарубежных татарских национал-сепаратистов. Имя Фаузии Байрамовой с эпохи «парада суверенитетов» 1990-х гг. навсегда стало олицетворением татарского сепаратизма и радикального национализма. В одной из последних своих публикаций (статья «Мы – татары, а не русские!») Байрамова призвала татар навсегда отмежеваться от русской культуры.

2. Днем памяти в общественно-политической жизни постсоветского Татарстана принято называть день взятия Казани Иваном Грозным 2 октября 1552 г. (по новому стилю 15 октября). Ежегодно 15 октября татарские националисты в Казани проводят митинг, посвященной этой дате, после которого организуют шествие по городу с флагами и выкрикиванием речёвки «Азатлык» («Свобода»), завершая его в Казанском Кремле, где совершают молитву в память о павших защитниках Казани.

3. 21 марта 1992 г. в Татарстане прошел референдум о статусе республики. Вынесенный на голосование весьма запутанный по содержанию вопрос «Согласны ли Вы, что Республика Татарстан - суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?» получил чуть более 60% голосов принявших в нем участие, однако постановлением Конституционного суда Российской Федерации сама постановка вопроса была признана не соответствующей действовавшей тогда Конституции РСФСР. Именно результаты голосования позволяли впоследствии властям Татарстана спекулировать на самом факте референдуме, выторговывая дополнительные преференции для себя у федерального центра. В настоящее время в современном Татарстане мало кто из его руководителей вспоминает о событиях начала 1990-х гг.

4. Тенгрианство – комплекс языческих религиозных верований древних тюрков, в котором главное место отводится культу Тенгри – богу неба. В настоящее время в Татарстане имеют место быть поклонники тенгрианства, преимущественно из числа татарской интеллигенции (Наркас Мулладжанов, Рафаэль Безертинов, Рамай Юлдашев и др.), которые считают тюркское язычество национальной религией татар, в отличие от «семитского» ислама. Современные тенгрианцы каждое лето организуют летний лагерь «Тан батыр» («Богатырь зари») на природе, проводят спортивные мероприятия (стреляют из луков, метают копья и др.), слушают песни татарской певицы Ильсии Бадретдиновой, в творчестве которой много тенгрианских мотивов.
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph