Мусульмане Поволжья

16.11.2011Узнаю экстремистов по делам их

Узнаю экстремистов по делам ихОчень часто на различных дискуссионных площадках и в обычных, бытовых ситуациях возникают вопросы: разве ваххабиты не мусульмане? Если ваххабиты это все же что-то инородное в исламе, то чем они отличаются от традиционных мусульман?

Нужно признать, что среднестатистический ваххабит сегодня стал умнее, нежели он был в 90-х годах XX века. Конечно, редкие представители ваххабитов, обладатели пышных бород, в коротких штанишках, кутающиеся в бедуинские халаты, еще встречаются. Но не они сегодня определяют погоду.

Основные отличия этой ереси от традиционного ислама кроются в особом понимании основополагающих аспектов мусульманской религии. Излюбленное утверждение ваххабитов: Творец располагается на небесах и даже буквально восседает на небесном троне. С точки зрения правоверного мусульманина, не только определение местоположения Творца, но даже сама постановка вопроса об этом является неприемлемой.

Несмотря на наличие неразрешимых противоречий между мною и бывшим муфтием Татарстана Гусманом Исхаковым, в свое время он попросил меня войти в состав приемной комиссии Казанского исламского университета. Я принимал экзамен по акыде – основам вероучения. Уже до начала экзаменов было известно, что костяк абитуриентов КИУ составляют возвратившиеся из Саудовской Аравии и Кувейта молодые люди. Вопрос об их зачислении независимо от исхода экзаменов был уже решен. Я решил использовать эту ситуацию и выяснить, насколько обработано сознание молодых людей, которые незрелыми подростками отправились в ваххабитские учебные заведения. Из 37 человек на мой вопрос «Где находится Бог?» 35 совершенно четко ответили, что находится Он на небе. Именно эти воспитанники ваххабитов составили первый выпуск Казанского исламского университета.

Одной из краеугольных основ ваххабитского учения является борьба с памятью об усопших. Для любого ваххабита со смертью человека прекращается его связь с реальностью. Для настоящего мусульманина смерть означает не прекращение связи с окружающим миром, но своего рода переформатирование этой связи, переход личности в новое, необычное для нас состояние. В силу этого мы верим, что молитва, совершение любого другого доброго дела с последующим посвящением его благ душе конкретного усопшего или всем душам ныне упокоившихся мусульман приносит им облегчение и радость. Вот почему мусульмане бережно ухаживают за могилами своих родных и близких. В отличие от настоящих мусульман ваххабиты маниакально борются с покойными: разрушают могилы простых людей и стирают с лица земли мавзолеи Божьих пророков, святых и праведников.

В 1994 году я совершал хадж в Мекку и, несмотря на наличие в паспортах наших паломников разрешительной записи, дозволяющей посещение также и Медины, так и не смог добиться возможности побывать в этом святом городе. Саудовский чиновник сильно удивлялся, чем обусловлено наше желание таскаться в такую жару тысячу с лишним километров в обе стороны. Слова: «Желанием увидеть Пророка» – возмутили его. Ответ чиновника меня шокировал: «Пророка нельзя увидеть. В могиле только кости». Если к личности дорогого для любого мусульманина человека, Божьего посланника, в ваххабитском королевстве бытует такое отношение, то что же говорить об отношении к простым мусульманам?

Ваххабиты запрещают устанавливать на могилах отличительные знаки, делать надписи. В 1997 году я возглавлял группу паломников в Саудовскую Аравию. Мы путешествовали на автобусе. Пользуясь возможностью, в Дамаске на кладбище Баб ас-Сагыр, где похоронены Пречистые матери правоверных и ряд доблестных сподвижников, я приобрел могильный камень для последующей его установки на могиле моей прабабушки в Казани. Камень погрузили в автобус. Без проблем выехали из Сирии, проехали Иорданию, а вот на въезде в Саудовскую Аравию таможенник обвинил меня в том, что я везу этот камень для установки в его стране. Мои доводы, опровергающие подозрения саудовца, не были приняты, но все же сыграли свою роль. Камень был арестован на границе, помещен под ключ на склад и возвращен мне лишь при выезде из Саудовской Аравии. А ведь могли бы просто уничтожить плиту!

Что касается могил и мавзолеев, существовавших на саудовской территории, то все они снесены и уничтожены, так же как исторические объекты и памятники, все то, что было связано с жизнью Пророка, его семьи и сподвижников. Слава богу, что наместники османского султана часть священных предметов, принадлежавших Пророку Мухаммеду и другим Божьим посланникам, в свое время вывезли в Стамбул, где они и поныне находятся в Музее Топкапы. Иначе эти артефакты были бы безжалостно уничтожены экстремистами.

Ваххабиты, где бы они ни появились, всюду начинают борьбу с историческим наследием и культурой народов. Так было в Ираке, так происходит в Афганистане, Сомали, на Святой земле, где беснующаяся толпа уже не раз разрушала место погребения Иосифа Прекрасного, общего для иудеев, христиан и мусульман пророка. Ежегодно, в дни, когда тысячи российских мусульман устремляются в город Булгар в Татарстане, толпы местных и заезжих горе-глашатаев ваххабизма пытаются сеять зерна раздора и смуты среди верующих.

А вот самый свежий пример. Уже известно о том, кто именно воевал в отрядах ливийских повстанцев. В Триполи эти беснующиеся головорезы напали на усыпальницы известных праведных шейхов, разгромили их могилы, вырыли и забрали их останки, сожгли библиотеки. То же самое когда-то было при захвате ваххабитами Мекки и Медины, нападении на усыпальницу имама Али в Неджефе и имама Хусейна в Кербеле...

Об авторе: Фарид Салман Хайдаров - муфтий, председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия (Всероссийского муфтията)
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Копировать | Печать | Закрыть