Поиск по сайту:
Регионы ПФО
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Этносы, культура, традиции

Башкиры

Башкиры

Общая численность башкир, проживающих в регионах Приволжского федерального округа согласно переписи населения 2002 года составляет около 1 млн. 350 тыс. человек. Большинство из них (1 млн. 221 тыс. человек) проживают в Башкортостане.
Наименования «башгирд», «башкирд» записаны еще в 9 веке во время путешествия Саллама Тарджемана. Башкирский язык принадлежит к кыпчакской подгруппе тюркских языков. В языке сохраняются несколько диалектов.
Ислам суннитского направления появился на территории современного Башкортостана в 10-12 веках.
Общие для всех башкир литературные нормы языка возникли в 20 столетии, после образования Башкирской АССР с середины 1920-х годов.
До 1929 года письменность башкир была арабской, с 1929 по 1939 годы использовалась латиница, затем – кириллица.
Для башкир характерен развитый фольклор: сохранились и записаны многочисленные сказания («Урал-Батыр», «Акбузат» и другие), родовые летописи шежере.
Развита музыкально-песенная культура, народными музыкальными инструментами являются курай (флейта), варган, смычковый кумыз.
В башкирской культуре особое значение имеет юрта («тирмэ»). «Белая юрта» - распространенный поэтический образ – символ света, добра, нравственной чистоты.
Вещи и одежды башкира принято было украшать орнаментом. Любимые цвета орнамента – красный, желтый, зеленый.
Гравировку, чеканку, тиснение было принято выполнять растительным узором, а вышивку или аппликацию – спиральными линиями. Особый вид искусства башкир – орнаментация кожи.
Особенность старинного башкирского скотоводческого быта – использование «тамги» - особого родового знака, оригинального геометрического рисунка, которым метили скот, деревья, межевые знаки, оружие, прочую собственность. По скупой символике тамги можно определить не только местность, но и родовую принадлежность и даже часть рода или отдельного селения.
Народный башкирский напиток – кобылий кумыс (кымыз), занимающий большое место в обычаях гостеприимства.

При подготовке информации использованы материалы книги: Народы и конфессии Приволжского федерального округа. Рук. авт.коллектива В.Ю.Зорин. Изд.2-е – М.; Издательство «Мир», 2003.

Также информацию о культуре башкир можно найти на сайтах:

www.bashedu.ru/konkurs/kuzbekova/titul_list.html

www.bashedu.ru/encikl/maintitle.htm

 

 

 

 

 


Юнусова А.Б.

 

I. ИСЛАМ В БАШКОРТОСТАНЕ[1]

 

(X–XIII века)

 

Проникновение и распространение ислама среди башкир в X–XIII вв. Наиболее ранние свидетельства о связях территории Башкортостана с миром ислама относятся к VIII–IX вв. В 1945–1950 гг. археологом Р. Ахмеровым, краеведами П. Михайловым и П. Ищериковым проводились раскопки Левашовского кургана (Ишимбайский район). Среди находок были три серебряных диргема и золотой динар времен Омейядского и Аббасидского халифатов. Самые ранние монеты датируются 706 г. (золотой динар) и 712 г. (один из диргемов), отчеканены они при омейядском правителе Валиде I (86-96 г. х.). Кроме халифатских монет, в женском погребении были найдены украшения – бусины, браслеты, 5 колец, 2 серебряных наглазника, упомянутые диргемы лежали в области грудной клетки. В парном погребении были найдены 13 железных наконечников стрел, серебряная чаша, золотая серьга и золотой динар, он относится к эпохе Аббасидов и отчеканен в Мавераннахре около 279 г. х. (892 г.) правителем аль-Махди Мухаммед аль-Хасан. Левашовский курган представляет собой раннемусульманское кладбище на юге Башкирии, характерное (по инвентарю)  для аланов погребение IX‑X вв., относящееся к салтовской культуре. “Судя по изношенности куфических диргемов, они оказались в погребении значительно позже, чем были отчеканены, и распространились в степи южного Приуралья по “путям торговым – путям божьим”, то есть мы считаем – принесены арабами”, – писал в отчете П. Михайлов[2]. Считать эти погребения раннемусульманскими позволяет не столько наличие в них арабских монет (ислам как раз запрещает захоронение вещей вместе с умершими), сколько трупоположение – на спине, руки вытянуты вдоль тела, головой на запад. В деревне Юмагузиной (Ишимбайский р-н) в женском захоронении среди монет на головном уборе также была обнаружена серебряная монета (диргем), датируемая 112 г. х. (730 г.), “... на одной стороне которой написано: “Хан Кибитий 112 год”, а на другой: “Един Бог...”, дальше разобрать невозможно”[3]. Монеты эпохи халифата и сами захоронения свидетельствуют о довольно раннем распространении отрывочных сведений об исламе вплоть до Приуралья.

Проникновение в Башкирию ислама как религиозной системы начинается в X в. В 922 г. в столицу Булгарского ханства прибыло посольство багдадского халифа во главе с Ибн Фадланом. Этот год считается годом принятия ислама булгарами. Ибн Фадлан, оставивший свои записи о путешествии, описывает и страну башкир, в которую заходило посольство. Согласно его записям, башкирские племена в X в. были идолопоклонниками. Одни из них почитали змей, рыб, журавля и разных животных, другие признавали двенадцать божеств, которые управляли силами природы, смертью и жизнью: «... кое-кто из них [башкир] говорит, будто бы у него двенадцать господ: у зимы господь, у лета господь, у дождя господь, у воды господь, у лошадей господь, а господь, который на небе, самый большой из них ...»[4]

Животный календарный цикл древних башкир отражен в народных преданиях, таких как предание о возникновении мусаля[5]:

«Раньше наши деды именовали года названиями животных: год мыши, год коровы, год барса, год зайца, год дракона, год змеи, год лошади, год барана, год обезьяны, год курицы, год собаки, год свиньи. Говорили, что двенадцать лет составляют один мусаль.

Первый в мусале – год мыши. Спросите почему? Оказывается, когда шел Год, первым увидела его мышь. Земля же стоит на быке, а бык – на огромной рыбе (на трех рыбах). Бык и рыба поспорили. Рыба говорит:

– Идет к нам Год, я его увижу первой.

– Ха, ты увидишь! Я же стою на тебе, я увижу Год первым.

                     - А мышь, пока бык с рыбой спорили, быстренько залезла на рог быка и кричит:

– Зря не спорьте. Я первая вижу восходящее Солнце, первая и увижу идущий Год. Разве не видите, я стою на самом верху.

Вот почему в мусале год мыши стоит первый».

Ибн Фадлан же утверждает, что у древних башкир существовал фаллический культ и они носили на шее сделанный из дерева фаллос, обращаясь к нему, как к идолу, со своими просьбами[6]. Зримые следы этого культа сохранились в виде изображений головы человека, выбитых на скале под названием “Сэмрегош”, что в переводе означает “Мыс галки”. В пяти местах здесь отмечены грубо исполненные головы с длинными, круглыми в сечении и округлыми на конце подвесками, висящими на шеях[7]. Самым распространенным среди башкирских племен был культ птиц – журавля, сокола, ворона. Каждый род имел своих покровителей из числа птиц, зверей, деревьев.

Пантеизм башкир в древности подтверждается археологическими памятниками X-XII вв., которые представлены языческими погребениями, без каких-либо элементов исламской обрядности. Вместе с тем для башкир уже X в. характерными были стремление расширить границы своих религиозно-мифических представлений, поиск нового во всемогущих космогонических сферах. В посольстве самого Ибн Фадлана служил один башкир, принявший ислам. Тот же Ибн Фадлан со слов башкир Даута ибн Гали, которого он встретил в Анатолии, сообщает о погребении башкир по мусульманскому обряду[8], следовательно еще до официального принятия ислама булгарами религия Мухаммеда имела последователей среди представителей башкирских племен.

По мере утверждения ислама в Булгарии стала постепенно исламизироваться и Западная Башкирия, входившая в состав Булгарского царства. Основную роль в первоначальной исламизации башкирских племен сыграли миссионерство и торгово-экономические связи с миром ислама. Сами башкиры в своих преданиях о принятии ими ислама связывают его распространение с булгарами. В предании об излечении ханской дочери говорится[9]:

«Когда булгары приняли ислам, тех табибов [по легенде, посланных для лечения ханской дочери] стали считать святыми-авлиями. Они послали своих учеников-табигинов к башкирам. Так ислам распространился среди башкир в долинах Агидели, Ика, Демы, Таныпа. А табигинов, распространивших среди башкир ислам, стали почитать как святых [аулия]».

А.-З. Валидов приводит сообщение арабского географа Якута эль-Хамауи о том, что в Халбе (Халеб, Сирия) тот встретил башкира, прибывшего на учебу. По рассказам последнего предки башкир приняли ислам, привнесенный семью служителями ислама из Волжской Булгарии[10]. В шежере башкир племени Мин, проживающих по р. Дёме, говорится о том, что они «посылают в Булгарию от своего народа девять человек, чтобы узнать, что такое вера Магометанская", здесь же перечисляются имена этих посланцев. К XIII в. относится сообщение арабского писателя Ибн Саида относительно дёмских башкир о том, что они «обращены в ислам».

 



[1] Публикуется по книге: Юнусова А.Б. Ислам в Башкортостане. Уфа, 1999. 22 п.л.

[2] Ищериков П. Материалы археологических раскопок в Башкирии. 1945–1950 гг. // ЦГИА РБ. Ф. 4423. Оп. 1. Д. 4. Л. 28–31; Ахмеров Р. Б. Могильник близ города Стерлитамака // Советская археология, 1955. Вып. 22. С. 159; Ищериков П. Ф. Аланский могилльник близ г. Стерлитамака // КСИМК, 1962. Вып. 47. С. 78–85.

[3] Лоссиевский М. В. Разные исторические и археологические сведения по Уфимской губернии // Справочная книга Уфимской губернии за 1883. Отдел V. Уфа, 1883. С. 379–380.

[4] Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921–922 гг. Харьков, 1956.

[5] Башкирское народное творчество (БНТ). Т. 2. Уфа, 1987.

[6] Руденко С. И. Башкиры. Опыт этнологической монографии. Часть II. Быт Башкир. Лениград, 1925. С. 299.

[7] Ахмеров Р. Б. Наскальные знаки и этнонимы башкир. Уфа, 1994. С. 31–33.

[8] Ахметзаки Валиди Туган. История башкир. – Уфа, 1993. (на баш. яз.)

[9] БНТ. Т. 2

[10] Ахметзаки Валиди Туган. Указ. соч.

 

 

 

Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph