Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

22.09.2011Новые джадиды

Новые джадидыС начала 2011 года Совет муфтиев России взял курс на решительную модернизацию. Помимо кадровых назначений и создания новых структур, данная модернизация выразилась также в поиске новой идеологии, в качестве которой был выбран дореволюционный джадидизм. Во всяком случае, именно это течение в последнее время часто ставит в пример главный идеолог Совета муфтиев Дамир Мухетдинов.

Нельзя сказать, что джадидизм является "хорошо забытым старым". Забывать о нем не дают сотни статей и монографий современных исследователей, которые в целом дают положительную оценку этому явлению. Действительно, возникший в конце XIX века "новый метод" (от араб. "усуль аль-джадид"), именуемый также мусульманским обновленчеством, на первый взгляд выглядит мирным просветительским течением, который приобщил российских мусульман - в первую очередь, тюркоязычных, к достижениям цивилизации.

Новометодники-джадиды, чья история началась с попытки оптимизировать изучение арабского языка в медресе, на словах стремились к прогрессу и хотели мусульманам только добра. Верили в их благие намерения, правда, не все. Оппонентами джадидов выступали старометодники-кадимисты, которые без энтузиазма восприняли новые веяния. Кадимисты указывали на то, что под видом реформы образования религиозные предметы в медресе стали массово заменяться светскими, а ревнители "нового метода" сплошь и рядом оказывались туркофилами и носителями революционных настроений.

Как указывает историк ислама А.Хабутдинов в своей книге "Российские муфтии", основатель известного новометодного медресе "Мухаммадия" и будущий муфтий Галимжан Баруди получал угрозы физической расправы от студентов своего медресе, возмущенных его проправительственной и проправославной позицией во время революции 1905 года. Об этом же писали в письме министру внутренних дел и 12 анонимных имамов, называвших выпускников "Мухаммадии" "революционерами, которые под вывеской служения Богу и вере исламской посланы для сбивания с пути татар".

В 2011 году первый заместитель Равиля Гайнутдина по Московскому муфтияту Дамир Мухетдинов не раз сокрушался о печальной судьбе дореволюционного флагмана новометодных духовных школ - медресе "Буби" в селе Ижбобья Вятской губернии, которое было в 1911 году закрыто нехорошими полицейскими по доносу еще более нехороших кадимистов. Нижегородская исследовательница ислама Ольга Сенюткина в своем труде "Тюркизм как историческое явление" (кстати, изданного в курируемом Мухетдиновым ИД "Медина") подробно освещает эту историю.

По приводимым О.Сенюткиной фактам, данное медресе было главным очагом пропаганды панисламизма (ныне именующегося ваххабизмом). "Русское правительство взяло у нас Казань, уничтожило наше ханство, насильно крестило татар, уничтожило наши права, а потому это правительство является самым злейшим врагом нашим. Никакой человек не должен идти помогать Российскому правительству, а, в особенности, мусульманин, напротив, каждый должен разрушить его могущество", - прямо писал в своей книге "Истина" один из братьев Бобинских, основателей и руководителей медресе "Буби".

Сенюткина отмечает, что имамам и чиновникам, требовавшим прекратить антироссийскую пропаганду в медресе "Буби", поступали угрозы физической расправы, предлагались крупные взятки. В 1911 году по ориентировке верноподданного кадимистского муллы деревни Тюнтерей Малмыжского уезда Вятской губернии Дин-Мухаммедова (Ишми-ишана Тунтари) был проведен обыск в медресе "Буби". Увиденное в его стенах шокировало полицейских чинов. "Как Бобинские (руководители медресе), так и названные выше учителя, вели антирусскую и антиправительственную пропаганду и распространяли идеи панисламизма среди местного населения и учеников путем религиозных бесед, а также с помощью брошюр, газет и журналов константинопольского издания. Воспитанники Ижбобинской семинарии были настолько распропагандированы, что открыто пели на улицах Ижбобья татарские и турецкие песни преступного содержания, в коих оскорбляли священную особу Государя императора и восхваляли Турцию и турецкого султана, а висевший в семинарии портрет Государя императора обезобразили, выколов на нем глаза и вырвав рот. Всякая попытка благонадежной части населения к протестам по поводу подобных безобразий встречала сильный отпор со стороны Бобинских и учеников, объявивших бойкот протестантам и грозивших даже насилиями", - отмечал к докладной записке министру внутренних дел глава Департамента духовных дел иностранных исповеданий С.Белецкий. Несмотря на кампанию в татарских газетах, развернутую в защиту Бобинских, оба они были осуждены, а медресе закрыто.

Таким образом, медресе "Буби" являлось полным дореволюционным аналогом печально известных современных медресе "Йолдыз" и "Аль-Фуркан", а также учебного центра "Кавказ" в масхадовской Чечне. Через сто лет история повторяется с точностью до мелочей - законопослушные мусульманские лидеры призывают власти пресечь деятельность ваххабитских центров, а ваххабиты активно шельмуют их в своих СМИ или просто убивают.

В этой связи показательна история бдительного кадимистского муллы Ишми-ишана. "Не случайно в 1917 году бывшие ученики медресе Буби пополнят ряды революционеров. В 1919 году они казнят Ишми-ишана, выполняя свою юношескую клятву", - пишет А.Хабутдинов. Выходит, кадимист-доносчик от ислама не отрекся и был убит предавшими свою веру джадидами. Уж не шахидами ли такие "мракобесы" и "доносчики" называются в исламе?

Помимо революционных настроений, джадидизм вызвал у мусульманских народов всплеск национализма, идей превосходства одного народа над другим. Джадидов-панисламистов царские власти начали открыто обвинять в провоцировании межнациональной вражды и организации погромов. После революции значительная часть джадидов отреклась от ислама и пополнила разного рода союзы воинствующих безбожников. Именно они сносили и реконструировали мечети под нужды новой власти. Третий муфтий ДУМ Северного Кавказа Абдулхафиз Омаров в своем труде "Джаваб ас-Сахих" вообще считал джадидизм значительно более вредным течением, чем ваххабизм, и резко отрицательно отзывался о его проповедниках в Дагестане. Нужно заметить, что ваххабитов и джадидов роднит как минимум отношение к историческим памятникам - никто не сумел разрушить столько мечетей, могил и иных почитаемых мусульманами мест, сколько сделали последователи этих двух течений в пределах Аравийского полуострова и территории бывшей Российской империи.

Можно спорить о том, насколько полезны были джадиды для мусульманской общины, однако для государства ничего, кроме вреда, они не принесли. Да, многие джадиды были патриотами своей страны и хотели "как лучше", однако само их движение оказалось откровенно деструктивным.

Взятый Советом муфтиев России курс на джадидизм быстро принес свои плоды. Демонстративный снос исторического здания Московской соборной мечети породил редкой силы скандал. Оппонентов Совета муфтиев возмутил не только сам факт разрушения мечети, но и сопутствовавшие ему обстоятельства - тайный снос под надуманным предлогом, без разрешения властей и в день 11 сентября. Они припомнили, что Равиль Гайнутдин многократно обещал старую мечеть не трогать и даже временно не закрывать, а Дамир Мухетдинов в ноябре 2009 года даже разместил на сайте "Ислам в Нижнем Новгороде" специальное воззвание в ее защиту, где повторил большую часть аргументов противников сноса.

"Все-таки не думаю, что из-за нескольких миллиметров отклонения молитвы мусульман и уважаемого муфтия шейха Равиля Гайнутдина не будут приняты Всевышним Аллахом. Считаю, что разрушения мечети ни в коем случае нельзя допустить", - писал тогда Мухетдинов, видимо, еще не до конца осознавший себя джадидом. Зато теперь в статье "Облегченный ислам или политика двойных стандартов" он именует защитников мечети кадимистами и издевается над погибшим за свою веру Ишми-ишаном.

В результате скандал вокруг мечети дошел до такфира - отлучения от ислама. "Новые джадиды" сильно возмущались фетвой Всероссийского муфтията, называвшей инициаторов сноса отступниками от ислама, однако сами в 2003 году "отлучили от ислама" лидера ЦДУМ верховного муфтия Талгата Таджуддина только на том основании, что он объявил джихад странам-агрессорам, по надуманному поводу атаковавшим Ирак. Так что такфир оказался оружием обоюдоострым.

Переход на джадидский вектор развития и снос мечети уже стоил Совету муфтиев серьезных потерь. Только за последние месяцы эта организация потеряла все общины Татарстана, муфтият которого заявил о своей независимости, все общины в Оренбургской области и половину общин в Пензенской. От Гайнутдина со своими общинами ушли его бывшие муфтии Центрального и Южного федеральных округов Арслан Садриев и Марат Алимов, а на пресс-конференции по итогам сноса мечети о переходе в ЦДУМ заявили лидеры мусульманской общины подмосковного Пушкино.

Ассоциируя себя с революционно настроенными джадидами, многие из которых были не просто идейными пантюркистами и панисламистами, но и находились на содержании враждебных России держав, лидеры Совета муфтиев посылают властям предельно ясный сигнал. Другое дело, что власти могут интерпретировать его по-своему и на всякий случай превратить модернизацию Совета муфтиев в его глубокую реконструкцию, тем более, что исторической ценности эта созданная в 1996 году организация не представляет.

Роман СИЛАНТЬЕВ,
исламовед, доцент Московского государственного лингвистического университета,
специально для "Интерфакс-Религия"
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph