Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

08.06.2011Информационная безопасность российской уммы

«Почему события в Тунисе, который находится на месте древнего государства Карфаген, так похожи на события в Трое? Сайт господина Ассанжа, агента британской разведки МИ-6, выступает в роли троянского коня, средство доставки – Интернет и различные глобальные телеканалы, но само содержание информационных войн практически не изменилось».

Эта остроумная историческая параллель профессора Игоря Панарина должна побудить нас, мусульман, задуматься не только о событиях последнего времени в ряде арабских стран, но и в целом о том, что происходит в мире, и особенно о том, что происходит на нашей земной Родине. Ибо российское мусульманское сообщество – умма – также является объектом информационной войны, причём не внутрироссийской (как пытаются убедить нас некоторые очень молодые мусульманские «политологи»), а международной, которую многие не без оснований называют «третьей мировой войной».
Что такое информационная война?

«Не доверяйте историю и политику профессионалам.
Они продают свои труды за деньги».
А.С. Пушкин

Ведущий российский специалист пишет: «Я бы определил информационную войну (information war) как способ воздействия на информационное пространство противостоящей стороны с целью достижения стратегических целей. Информационная война тесно связана с термином «пропаганда». В 1622 году термин «пропаганда» впервые был введён Папой Римским в связи с тем, что в ходе 30-летней войны между католиками и протестантами католики несли огромные потери. Для того чтобы возбудить у католиков боевой дух, было создано специальное подразделение – Конгрегация пропаганды веры.

С 1622 года до Первой мировой войны термин «пропаганда» использовался как религиозный. Но в ходе этой войны впервые появились специальные подразделения сил и средств для введения пропаганды на войска и силы противника.

В 1967 году Аллан Даллес – главный организатор информационной войны против Советского Союза – впервые вводит термин «информационная война», понимая под ним личные, разведывательные, диверсионные действия по подрыву тыла противника. В 1985 году термин «информационная война» был озвучен в Китае.

В 1992 году в США появляется специальный документ Комитета начальников штабов США, который называется «Информационная война»; он был посвящён опыту действий вооружённых сил и государственных структур США в зоне Персидского залива во время операции «Буря в пустыне». В 1995 году термин «информационная война» появляется и в России»[1].

Информационная война – это воздействие на систему принятия решений руководством государства, общественной или религиозной организации (в нашем случае – мусульманскими формальными и неформальными лидерами), попытка формировать общественное мнение и общественное сознание. Здесь можно выделить основные рычаги воздействия: книги, кинофильмы, телевидение, Интернет, печатные СМИ.

Важнейшим компонентом информационной войны является психологическое воздействие на руководителей противной стороны с целью побудить их принимать нужное для себя решение. Для этого, например, придумываются клички (в нашем случае: «кяфир», «мунафик», «ваххабит» и т. п.), печатается различная дезинформация, ставятся ложные цели или выдвигаются ложные угрозы.

Информационное воздействие содержит искажение фактов или навязывает противнику эмоциональное восприятие, выгодное воздействующей стороне. Например, западные СМИ и «Аль-Джазира» трубили о сотнях трупов на улицах ливийских городов якобы после бомбардировок самолётами М. Каддафи, что и послужило основанием для принятия резолюции ООН и начала реальных бомбардировок самолётами НАТО. И даже всемирно известный и авторитетный учёный Юсуф аль-Карадави стал жертвой этой дезинформации, вынеся фетву против пребывания Каддафи у власти, а имам одного из московских джамаатов вынес ему такфир (объявил, что у Каддафи другая религия, чем у этого имама), назвав его «злейшим врагом Аллаха и Его религии»[2]. И это всё при том, что речь идёт о человеке, который, возможно, является плохим политиком, но он соблюдает намаз, обратил в Ислам множество африканских племён, помогал мусульманам по всему миру, включая Совет муфтиев России!

В то же самое время живущие в указанных ливийских городах наши соотечественники рассказывали родственникам в СНГ по телефону, что не видели ни одного самолёта, ни одного трупа, что дети спокойно ходят в школу, взрослые – на работу. Самолёты с бомбами там действительно появились, но уже после резолюции ООН и начала действия сил западной коалиции. Это пример массированной дезинформации в электронных СМИ, когда даже картинка с места событий оказывается явной подделкой (примеры этого мы видели в изображении грузинскими и мировыми СМИ «агрессии» со стороны России в ответ на попытку реального геноцида режимом Саакашвили южноосетинского народа).

К сказанному можно ещё добавить, что информационное воздействие может осуществляться как в форме потока информации, так и в условиях информационного вакуума (когда наличие информации жизненно важно) – и этот метод мы также испытываем на себе. Средствами ведения информационной войны являются различные средства коммуникации – от «раскрученных» СМИ до слухов, сплетен и анекдотов.

Есть только одно принципиальное отличие сегодняшней информационной войны от прошлых эпох – это наличие высочайших современных информационных технологий, в первую очередь спутникового телевидения и «всемирной паутины» – сети Интернет, придающих любому локальному (и ранее закрытому от других) конфликту всемирный характер и исключительную оперативность.

В Китае зарегистрировано уже около 500 млн пользователей сети Интернет, в России – около 50 млн. Практически за долю секунды информация любого содержания – как положительного, так и отрицательного – появляется в этом глобальном поле. И эта информация прямо затрагивает не только национальные интересы, безопасность и суверенитет нашей страны, но и живущего в ней мусульманского сообщества – российской уммы. Тем более что исламский фактор сам по себе является сегодня одним из ключевых в ведущейся информационной войне – как мировой, так и конкретно против России.

Существенным признаком информационной войны, отличающей её от обычной рекламы, является навязывание противной стороне чуждого смысла в понимании ею собственных целей и средств их достижения.

Вот что поведал сотрудник ЦРУ А. Даллес в 1945 году (позднее – директор ЦРУ) Конгрессу США в отношении стратегии борьбы с СССР:

«Мы бросим всё, что имеем – всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей!

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Их литературы и искусства, например. Мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьём у них охоту заниматься изображением... исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс.

Литература, театры, кино – всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху.

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – всё это мы будем ловко и незаметно культивировать, всё это расцветёт махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдём способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов.

Вот так мы это и сделаем».

Как известно, так они и сделали, и план сработал: Советского Союза и противостоявшей Западу цитадели социализма (кроме реформировавшегося Китая) не стало.

Теперь пришла очередь исламского мира, который противостоит Западу с позиций, условно говоря, «исламского социализма», пропагандирующего социальную справедливость не с утопических – марксистско-ленинских, а с религиозных позиций, и с религиозных же позиций запрещающего ростовщичество, лежащее в основе благосостояния западного мира.

Итак, главная цель идеологической дезинформации – исказить смысл в сознании людей, сместить акценты, скрыть подлинные причины и механизмы и, соответственно, разрушить нравственные устои и традиционный уклад жизни противника, ввергнув его в душевную смуту и социальный хаос. Что касается российской цивилизации, преемственной Российской империи и СССР, а также исламской цивилизации в целом, то это отдельные и большие темы, нас же интересует сейчас судьба российской уммы.

Тем самым, для российской уммы вопросом первостепенной важности становится вопрос защиты себя от информационного воздействия извне ради устойчивого сохранения собственного уклада жизни, самобытности, своей религиозной идентичности и нравственной традиции, своего гражданского и общинного самоуправления в качестве субъекта российского общества.
Джокер «чистого ислама»

Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!
А.С. Пушкин

В начале 1990-х годов в массовое сознание вброшена идеологическая дезинформация о якобы происходящем «столкновении цивилизаций», придуманная Сэмюэлем Хантингтоном, американским специалистом по информационной войне против партизан во время войны США во Вьетнаме.

Для того чтобы лучше осмыслить план Хантингтона, следует обратиться к доктрине его предшественника – Аллана Даллеса в отношении СССР: ведь ни для кого уже не секрет, что «исламская угроза» пришла на смену «коммунистической угрозе», поэтому преемственность очевидная. И если вместо некоторых связанных с СССР названий в докладе Даллеса поставить названия из мусульманской реальности, то вот он – план Хантингтона во всей красе! Только Хантингтон камуфлирует, засекречивает подобные цели, ложно выставляя «боевым слоном» Запада западное же христианство, с которым якобы должен столкнуться Ислам.

На самом деле во вброшенном Хантингтоном «троянском коне» заложена идея столкновения не христианской и мусульманской цивилизаций (такие цивилизации существуют лишь как объекты познания, а не как субъекты политики), а западного постхристианского мира и исламского мира. При этом западный мир концентрирует в себе как бы все ценности демократии, личных свобод, сытой и комфортной жизни, стабильности и прогресса, а мусульманский мир как бы противостоит всему этому.

Сообразно данной схеме, Ислам должен быть представлен в СМИ в имидже агрессивной средневековой, варварской религии, нетерпимой к иноверцам и ко всей их культуре и ценностям, отрицающей всякое инакомыслие и любые светские проявления. Ислам должен выступать для мировой общественности в качестве дестабилизирующего фактора, источника нищеты, этнических и межрелигиозных беспорядков, мятежей и революций.

И модель такого «ислама» была сконструирована английскими протестантами, ревнителями «чистоты в религии» («пуританами») в 18-м веке и успешно внедрена на Аравийском полуострове, причём даже название этой аравийской секты стало переводом с английского – «чистый ислам». Разумеется, надо было отыскать какие-то арабские корни, чтобы секта не выглядела уж совсем явным новоделом, поэтому в одну пробирку слили националистические устремления арабов освободиться от турок (панарабизм), учение секты хариджитов (хавариджей), практиковавших такфир (произвольное «отлучение от Ислама») с последующим убийством, и учение захиритов, согласно которому Коран следует толковать по буквальному, поверхностному смыслу слов, без какого-либо анализа идиом и метафор речи.

Бесспорно, эту секту, как и множество других маргинальных сект в Исламе, халифы задавили бы без особых проблем, если бы не мощная поддержка этой секты Британией, а потом и США. Гегемону эта секта очень нужна и важна не только для оперативных деструктивных операций типа происходящих на Северном Кавказе в целях создания в непокорных странах «зоны управляемого конфликта и хаоса», но и в целом во всём мире для демонстрации негативного имиджа Ислама.

Да и ряд арабских деспотических режимов, где нет и намёка ни на какую демократию, искусственно поддерживается «североатлантическими демократами» не только ради нефти, но и для демонстрации имиджа пусть и спокойного, «этническо-экзотического», но при этом всё равно «мракобесного» средневекого «ислама». Билл Клинтон в бытность президентом США как-то во время визита в Саудовскую Аравию поучал местную общественность, что нужно разрешить женщинам водить автомобили, как во всех остальных мусульманских странах, и, кстати говоря, безрезультатно. А вот рабовладельчество, от которого жители Аравийского полустрова не хотели отказываться даже в Халифате и подняли мятеж, под давлением «старшего белого брата» всё-таки закрыли – аж в 1960 году!

С «нефтяными шейхами» англоговорящие господа готовы дружить только тогда, когда те делятся с ними половиной прибыли и вместе с ними смотрят скачки арабских скакунов, потягивая виски и наслаждаясь дымом кубинских сигар.

Заодно эти искусственные режимы «крышуют» мобильные отряды «муджахедов», готовых по приказу ЦРУ дестабилизировать где угодно и что угодно и, если надо, обеспечить поднятие рейтинга президентов США на волне борьбы со своей собственной «угрозой». Можно легко устроить любую гадость в любом уголке земного шара и приписать всё это данной секте – дескать, вот оно, подлинное, агрессивное лицо Ислама, не сдерживаемое американской «демократией»! Перефразируя Даллеса, можно констатировать: вот так они и сделали!

В результате сделали они игральную карту, именуемую у английских джентльменов-картёжников «джокер» («шут-лицедей»), которая по воле своего владельца может принимать любое значение, любое лицо. Эта карта в их политической колоде обозначает «образ врага», которому можно нарисовать любое лицо, причём в компьютерной графике. Сегодня с шута-джокера сняли «будённовку» с красной звездой и пририсовали ему зелёную чалму и нестриженую бороду (Усама бин Ладин – одна из вариаций этой карты).

Предвижу, что кто-то может сказать: это всё придумано «кяфирами» и не имеет к Исламу никакого отношения! Да нет же, имеет – вот этот образ, весьма ярко и художественно описанный в Сунне Пророка (мир ему и благословение) в начале 7 века н. э.:

«От Абу-Саида. Али ибн Абу Талиб отправил Посланнику Аллаха (мир ему и благословение) из Йемена неочищенный от земли золотой самородок... Он разделил его на четыре части между (четырьмя сподвижниками). Тогда другой сподвижник сказал: «Мы имели больше прав на него, чем они».

Это дошло до Пророка (мир ему и благословение), и он воскликнул: «Вы не доверяете мне?! Ведь я доверенный Того, Кто на небесах! Днём и ночью мне поступают откровения с Небес».

Тогда один мужчина с ввалившимися глазами, распухшими щеками, выпуклым лбом, бородатый, лысый и с подвёрнутыми штанами встал и сказал: «О, Посланник Аллаха! Побойся Аллаха!»

Посланник (мир ему и благословение) ответил ему: «Горе тебе! Не я ли самый богобоязненный из вас перед Аллахом?!» После этого тот человек ушёл.

Тогда Халид ибн Валид спросил: «О, Посланник Аллаха! Может быть, мне ударить его по шее?» На что Пророк (мир ему и благословение) ответил: «Нет, ибо он, возможно, читает намаз».

Халид воскликнул: «Сколько читающих намаз говорят то, чего нет в их сердцах!» Пророк ответил на это: «Воистину мне не велено ни проникать и смотреть в сердца, ни вскрывать животы».

После этого Пророк (мир ему и благословение), глядя вслед тому человеку, сказал:

«Вот из его потомства появятся такие люди. Они будут много читать книгу Аллаха. Но она не пройдёт дальше их горла. Они будут выходить из религии, словно стрела из лука. Если бы я встретил их, то уничтожил бы так же, как род Самуда». (Передали Аль-Бухари, Муслим и Тирмизи.)

В другой редакции этого же хадиса есть ещё важные детали: «Кто-то из вас считает свой намаз по сравнению с их намазом и свой пост по сравнению с их постом худшими...

Они будут убивать мусульман, но оставлять идолопоклонников»[3].

Если кто-то из мусульман скажет, что ему незнаком такой образ мусульманина и что он не видел таких людей с такой идеологией, то вряд ли он будет искренним. И отношение к ним Пророка (мир ему и благословение) является показательным и примерным.

Конечно, идея «чистого ислама» имеет не только внешние причины, есть немало внутренних причин в самой мусульманской жизни и в окружающем обществе, которые способствуют возникновению религиозной оппозиции, и это изложено в хадисах Пророка (мир ему и благословение). В религиозной жизни действительно случаются время от времени пагубные отклонения, которые не всегда устраняются теми, кто за это несёт ответственность, и тогда за исправление берётся какая-то часть общественности.

Вообще в сфере управления всегда есть и будут недовольные хотя бы тем, что кто-то другой, а не они, занял высокую должность, всегда есть недостатки в работе, а потому найдутся желающие их исправить. Коротко говоря, отсутствие естественной ротации кадров порождает движение «снизу», которое поневоле должно оперировать понятиями «очищения религии» от каких-либо искажений: богословских и кадровых.

И, наконец, колоссальная коррупция в обществе, клановость, отсутствие у молодёжи реальной перспективы роста – всё это также подталкивает к поиску социальной справедливости на альтернативной основе, а таковой остаётся только религиозная, поэтому исламский фактор оказывается вовлечённым в этот процесс.

Однако без помощи и организующей силы извне эта тенденция всегда была бы сугубо локальной и не представляла бы в целом никакой угрозы для «срединной общины» в Исламе, для общества и государства! Только массированное финансирование и чётко, по-западному, просчитанная стратегия и тактика действий превращают частное недовольство и естественную полемику внутри уммы в элемент разрушения великой религии и в угрозу для стабильности и безопасности ядерной державы.

Когда в августе 2008 года Россия решила спасти народ Южной Осетии от геноцида со стороны режима, посаженного в Тбилиси фондом Сороса, кандидат в президенты США сенатор-республиканец Маккейн был в страшном гневе и на одном из предвыборных митингов грозился наказать за это Россию «отделением Чечни». Одновременно, как сообщил на пресс-конференции депутат Госдумы РФ (в прошлом – зам. министра внутренних дел РФ) В. Васильев, на сайте «Аль-Кайиды» появилась инструкция для так называемого «Имарата Кавказ» усилить деятельность по разжиганию межнациональных и межрелигиозных конфликтов. И после периода временного затишья террористическая активность на Северном Кавказе резко повысилась и сохраняется таковой доныне.

Таким образом, многие последователи и романтики «чистого ислама» в России становятся жертвами информационной войны Запада против Ислама, – неосознанно становятся джокером и начинают изображать «варварское лицо чистого, первоначального ислама», описанное в вышеприведённом хадисе, поневоле становясь при этом ещё «пятой колонной» спецслужб других государств для разжигания у нас «управляемого конфликта» под вывеской «столкновения цивилизаций».

Увы, очень многие молодые ребята «ведутся» на эту пропаганду и не видят важнейшей грани, по сути мировоззренческой границы между нормальной братской богословской полемикой и вооружённым мятежом против своей религии и единоверцев, против своего народа и государства.
Как защитить себя от информационных атак извне?

«И сказал ему Балда с укоризною:
не гонялся бы ты, поп, за дешевизною!»
А.С. Пушкин

Конечной целью информационной войны против Ислама является полное отпадение его последователей от своей религии с сохранением этно-экзотических элементов культуры и быта, превращение мусульман в безликую однородную массу прислуги мировых олигархов и потребителей придуманной ими для рабов одурманивающей и оболванивающей масс-культуры. Христианский мир, кроме российского Православия (против которого также развёртывается международная информационно-политическая кампания), считается уже побеждённым и используется как «цивилизационная» альтернатива «восточному варварству».

Одной из промежуточных целей информационной войны против Ислама является создание в массовом сознании положительного образа мятежников и диверсантов, что способствует решению двух задач: 1) глобальной – дискредитации образа Ислама как такового, 2) тактической – максимальному пополнению рядов мятежников и диверсантов за счёт лиц, поверивших дезинформации.

Для создания положительного образа мятежников необходимо создать им образ в виде оппозиции официальным духовным управлениям, поэтому необходима кампания по тотальной диффамации и дискредитации этих управлений.

Отсюда очевидно, что стратегия информационной войны собственно на исламском поле выстраивается по следующей линии:

1) тотальная дискредитация духовных управлений мусульман – муфтиятов, отдельных общин, просветительских центров, персонально муфтиев, имамов, авторитетных богословов, которые становятся объектами информационных атак извне, а через оппозицию – и изнутри;

2) продвижение и раскрутка в СМИ и внутри неформальных общин мятежников и их идеологии якобы «чистого ислама», создание образа «чистого ислама» как истинного для всех времён образа исламской религии;

3) радикализация оппозиции до уровня вовлечения в круговую поруку кровью, то есть участия в вооружённых диверсиях, создания культа «смертников» и «смертниц» с решением как политических задач по дестабилизации положения внутри непокорной англоговорящим джентельменам страны – в данной статье мы говорим только о нашей стране, России, – так и задач по дискредитации Ислама в целом для продвижения «глобалистских ценностей».

Тактика по реализации этой стратегии не несёт ничего нового по сравнению с тактикой «цветных революций» – абсолютно та же схема:

– вброс чуждой дезинформирующей идеологии, вербовка молодых активных парней и девушек, не имеющих при данном положении карьерной и жизненной перспективы, и накачка их указанной идеологией как единственным для них средством добиться успеха в этой, земной, и загробной жизнях;

– рассредоточение оппозиции в массах до времени «Ч» с попутной пропагандой и затем…

– призыв через Интернет по принципу флеш-моба идти туда-то и делать то-то: от локальных терактов до масштабных акций (по типу г. Нальчика), а в перспективе – до осуществления революций и захвата власти. Последнее мы уже видим в других странах, попытки уже имели место и в бывшей советской Средней Азии.

Таким образом, «цветные революции» в странах арабского мира сами по себе никакой угрозы для России и российских мусульман не представляют, никакого экспорта оттуда – ни идейного, ни материального – нет и не просматривается.

ОДНАКО: у всех «цветных революций» – как в мусульманских странах, так и в христианских – один заказчик, и человеческий ресурс в России для подобного сценария у этого заказчика есть. Первые пробы федерального уровня в Москве уже были: на Манеже и на Киевском вокзале, когда к «делу» были готовы подключиться как организованные отряды «бритоголовых», так и законспирированные отряды тех, кто очень похож на мужчину, описанного в хадисе Пророка (мир ему и благословение). А в регионах Северного Кавказа пробы сил проходят уже не первый год.

Было бы неверно увязывать идеологию опорочивания Ислама с богословской платформой, известной под названием «саляфия». Указанное течение является внутриисламской примитивистской реакцией на всевозможные отклонения и нарушения, но само по себе оно недостаточно радикально для данной идеологии, так как всё-таки опирается на Сунну и жизнь предшественников, а по Сунне Пророк (мир ему и благословение) осуждал любые мятежи и ставил жёсткие условия для военного джихада, несоблюдение которых являлось собственным тягчайшим преступлением. Поэтому название «саляфии» как сугубо богословского оппозиционного традиционализму течения используется скорее как «богословская крыша» для идеологии секты, созданной британскими пуританами по своему образу и подобию в Аравии в 18-м веке.

Поэтому под вывеской «саляфии» у мятежников на самом деле на первом плане стоят джихадизм («джихад» по любому поводу по решению любого самозванного «амира»), такфиризм (произвольное «отлучение от мусульманства» любым «амиром» любого соблюдающего мусульманина, отказывающегося присоединиться к мятежникам и диверсантам), квалификация жизни по договору с иноверцами (что многократно делал сам Пророк (мир ему и благословение) как жизнь по «законам тагута» (законам языческих богов), что на самом деле являет собой обвинение и самого Пророка (мир ему и благословение) (см. вышеприведённый хадис).

Соответственно, все мусульмане, живущие в немусульманских странах и не ведущие там партизанской войны против правительства (а много ли их – мусульманских – по сути, а не по названию?), квалифицируются «мунафиками», которых якобы можно грабить и убивать. Тем самым, в полном соответствии с предсказанием Пророка (мир ему и благословение), «они будут много читать книгу Аллаха. Но она не пройдёт дальше их горла. Они будут убивать мусульман, но оставлять идолопоклонников. Они будут выходить из религии, словно стрела из лука».

Вот эту самую «дополненную» до уровня неохариджитов версию «саляфии» журналисты и назвали «ваххабизмом», хотя сей термин в качестве мусульманского надо признать не слишком удачным. (Слышал даже такую шутку: «Ваххабист – это тот, кто постоянно стремится к тому, чтобы все по его поводу говорили: «Вах!».)

Средства информационной войны против Ислама в России и против самой России посредством использования исламского фактора перечислены ниже.

1. Вброс популистской дезинформации – всевозможных брошюр по Исламу с краткими, обрывочными сведениями, дезориентирующих непросвещённых мусульман так, что длина брюк или наличие паранджи становятся выше ценности самой человеческой жизни. Общий смысл: хаос в умах и ложное представление об Исламе.

Народная мудрость гласит: не хватит денег покупать дешёвые вещи. Здесь многие вполне традиционалистские имамы и муфтии попались на пристрастии к дешевизне, и в условиях отсутствия мусульманской литературы на понятном языке давали ход всему этому мутному потоку «чистого ислама» с прямыми и ясными призывами грабить и убивать всех, у кого есть учитель (муршид), кто посещает могилы близких и т. п. Впрочем, и без призывов к преступлениям такая «литература» своим удручающе низким качеством наносит серьёзный ущерб образу Исламу и авторитету мусульман!

Противодействие: популяризаторская мусульманская литература должна полностью писаться и издаваться здесь, российскими гражданами, которые здесь живут и знают свой народ, его культуру, язык, особенности. Переводить с арабского нужно только первоисточники религии и классику богословия и философии. Цена вопроса – сохранение суверенитета российской уммы и российского государства. Как бы не продешевить!

2. Вброс искажённых первоисточников религии: переводов и тафсиров Корана, антинаучно подобранных хадисов. На проблемах перевода Корана мы остановились в другой статье[4], это же относится и к переводу хадисов. Но даже хадис с хорошим иснадом (цепочкой передатчиков) передан в контексте обстоятельств его произнесения и под углом той пользы, которая может быть извлечена в плане выведения из него норм Шариата или рекомендаций морального плана. Вырвать из этого контекста только слова Пророка (мир ему и благословение) – значит сузить понимание хадиса вплоть до прямого искажения его смысла. Поэтому говорил имам Малик: хадис – зло в руках всякого человека, кроме факиха. Мухаддис (собиратель хадисов) предложил умме тот или иной хадис именно в определённом смысловом поле, и вне его хадис может стать – и, увы, становится – великим злом, когда его смысл извращают до противоположности и призывают к порочным действиям.

В значительной степени это же относится и к аятам Корана, которые также ниспосланы в определённых обстоятельствах и часто в виде ответа на конкретные вопросы, без знания которых и ответы можно истолковать неверно.

Справедливость слов авторитетнейшего имама и муджтахида видна, в частности, на примере учебного пособия, которое было издано одним саудовским фондом под названием «Программа изучения аравийских и шариатских наук» (заметим: «аравийских» стоит впереди «шариатских»!). В этой программе была глава, содержавшая просто нарезку цитат из Корана и Сунны с откровенными призывами убивать всех несогласных без каких-либо разъяснений учёных, вне контекста – точно как в антиисламских публикациях, доказывающих «агрессивность и нетерпимость» Ислама. Крайности сходятся!

Общая оценка: многие переводы Корана и Сунны несут искажённый образ Ислама в пуританском буквалистском духе. Отдельной темы заслуживает вопрос об «органах тела» у Аллаха, согласно измышлениям некоторых представителей буквалистской школы.

В целом содержание Корана доходит до российских читателей в значительно искажённом виде, а содержание Сунны практически вообще не доходит или же подменяется фрагментами, призывающими походить на того мужчину, который был проклят Пророком (мир ему и благословение). Вот он, план Даллеса применительно к Исламу во всей красе!

Противодействие: для сохранения суверенитета российской уммы и её обязательств по Договору с российским государством необходимо издание классических тафсиров к Корану и классического хадисоведения. Замечу: за 20 лет столько всего издано в России и за рубежом, однако никто не взялся финансировать научное издание первооснов Ислама!

3. Образование в арабских странах. Помимо общего слабого уровня ввиду отсутствия современных методологий и технологий, осуществляется вброс определённой дезинформации в русле уже рассмотренной тенденции. Во многом процесс обучения зависит от финансирования, и участие в оплате обучения аравийского капитала практически гарантирует соответствующую идейную направленность, рассмотренную выше.

Противодействие: фундаментальное исламское теологическое образование должно быть исключительно российским, и оно может быть по-современному поставлено, ибо архаичные средневековые методы зубрёжки, по которым обучают в якобы знаменитых исламских учебных заведениях, существенно проигрывают нынешним методологиям, по которым значительно более позитивный и качественный результат может быть получен за несравнимо более короткое время. А вот стажировку в арабских странах, особенно по части языка, вполне полезно проходить.

4. Образование в России тоже испытывает воздействие извне. Механизм простой – финансирование издания тех или иных учебников, энциклопедий, словарей. На сегодня не российская умма решает, что издать, а её зарубежные спонсоры.

Противодействие: акцентирование внимания Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования на издании действительно научных, современных пособий и энциклопедий, раскрывающих всё многовековое богатство исламской мысли, а не бедуинский примитивизм, пещерный антропоморфизм и межрегионально-националистические устремления некоторых народов.

5. Пропаганда мракобесия – отвращения к наукам, мысли, логике, ко всему «светскому» – это неоязыческий клерикализм, характерный для тёмных бедуинских мулл.

Противодействие: издание классики средневековой исламской мысли, трудов мусульман-философов и богословов, поэтов. Активизация по части издания фетв на современные темы российскими богословами и муфтиями. Очень странно, что у нас в качестве чуть ли не какого-то «откровения» перепечатывают фетвы саудовского комитета по фетвам, который не имеет никакой научной свободы для богословских заключений, ибо каждый член комитета назначается и в любой момент смещается королём, союзнические обязательства которого перед США ни для кого не секрет.

Саудовские бедуины издают «фетвы» о конфликтах на территории России, и ни один наш муфтий не издал фетвы в отношении самих этих бедуинских «фетв» и их авторов, не опроверг с богословской точки зрения эти примитивные подобия каких-то заключений. А такая деятельность обязательно должна быть, и фетвы российских алимов должны немедленно переводиться на арабский и распространяться во всём мусульманском Интернете.

6. Большинство как бы мусульманских интернет-сайтов на русском языке сегодня – это откровенная пропаганда и против Ислама, и против России. Они плодятся как грибы, видеоролики становятся всё профессиональнее. На этом фоне есть всего два серьёзных интернет-портала, соблюдающих Договор, по которому живут и должны жить мусульмане в немусульманской стране: аналитический «Ислам.ру» и информационный «Исламньюс.ру», – и это очень мало. Нужен холдинг патриотических мусульманских интернет-ресурсов. Кардинально могло бы изменить ситуацию российское мусульманское телевидение.

7. Ноу-хау, это пропаганда национал-сепаратизма с якобы «чистым исламом» по лекалу панарабизма (ваххабизма), но для тюркских народов, вайнахов и дагестанцев. Если раньше «саляфия» была по сути богословской платформой для националистического движения арабов (панарабизм), стремившихся освободиться из-под власти турок, как бы отпавших в различные «нововведения», и это движение усиливалось тем, что родным языком арабов является язык Корана, то теперь наблюдается явный идейно-политический компромисс в отношении российских татар: такое же слияние «саляфии» уже с татарской национальной самоидентичностью (ранее ориентированной на турок и на среднеазиатские традиции учительства и ученичества).

Ярким символом сего процесса можно считать следующую новость:

«Один миллион долларов выделит саудовский миллиардер шейх Салех Абдалла Камел на строительство исламского комплекса в городе Булгар. Сегодня Салих Камел посетил древнюю столицу Волжской Булгарии в сопровождении посла Саудовской Аравии в РФ Али Джаафара и высокопоставленных представителей властей Татарстана.

«Проект комплекса в Булгаре, который символизирует быстрое возрождение Ислама в Татарстане, произвёл на меня большое впечатление. То, что происходит в регионах, где живут мусульмане, свидетельствует о том значении, которое придаётся поддержке духовности и традиционных ценностей в России», – сказал г-н Камел ИА IslamNews».

Здесь уже о противодействии говорить не приходится – это дело прежде всего представителей татарского этноса самим выбирать свой путь и своих союзников в Исламе. Однако ясно одно: без сохранения России как сильной мировой державы с ядерным и научным потенциалом ни одному из народов, живущих в России, лучше не станет – наоборот: станет очень и очень плохо, ибо распад великих государств всегда сопровождался дальнейшим дроблением и кровавыми междоусобицами, утратой выгодных рынков и рабочих мест. Это касается и Северного Кавказа, и Поволжья.

И весь исламский мир, о чём говорят многие его яркие представители, заинтересован в сильной России, которая есть единственное на сегодня препятствие планам тотальной принудительной глобализации, выдаваемой за торжественное шествие «демократии». А Россия – это страна, в которой реальными общественными силами являются Православная церковь и Умма, которые в союзе могли бы более успешно противостоять этим зловещим планам разрушения нашей государственности и нашей исламской идентичности.

Поэтому стратегический союз и реальное тактическое взаимодействие в целях сохранения великой, сильной, справедливой, свободной России, обеспечивающей свободу и православной, и исламской веры, являются актуальнейшей задачей на сегодня. Ибо от неё зависит наше будущее. Даже само наличие этого будущего. Аллах, превелик Он и пресвят, не изменит положения вещей вокруг нас, пока мы не изменим самих себя (смысл аята 11-й суры «Гром» достохвального Корана).

Победить в информационной войне, ведущейся и против Ислама в целом, и против российской уммы, и против нашей земной Родины, можно, а значит – это прямой долг каждого правоверного.

[1] Игорь Панарин, профессор Дипломатической академии МИД России. Автор книг: «Информационная война и Третий Рим», «Информационная война и дипломатия», «Первая мировая информационная война. Развал СССР». В 1997 г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Информационно-психологическое обеспечение национальной безопасности России», лёгшей в основу Доктрины информационной безопасности РФ. Цит. по: http://www.aif.ru/society/article/41834

[2] http://ansar.ru/person/2011/04/26/14730

[3] Цит. по: Шейх Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф. «Васатыя – путь жизни». Изд. дом ООО «Хилал», 2010. – С. 219–225.

[4] «Методология перевода религиозной литературы»
Автор:
Али Вячеслав Полосин
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph