Поиск по сайту:
Регионы ПФО
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Новости

29.05.2011Научная конференция по кемализму в Казани

Научная конференция по кемализму в Казани19-20 мая 2011 г. в стенах Казанского (Приволжского) федерального университета проходила международная научно-практическая конференция «Мустафа Кемаль Ататюрк и кемализм во внутренней и внешней политике Турции», посвященная 130-летию со дня рождения первого президента Турецкой Республики. Организатором конференции выступил Центр евразийских и международных исследований.

В конференции приняли участие ученые из разных регионов России, Турции, Узбекистана, Украины, Южной Осетии, Казахстана, Турецкой Республики Северного Кипра.

Внушительная турецкая делегация, представленная Стамбульским, Восточно-Средиземноморским, Анатолийским, Сельджукским университетами, а также университетами Хаджеттепе и Гази, состояла как из людей убежденных кемалистских принципов, так и левых взглядов. Впрочем, сторонников правящей партии в Турции, похоже, на конференции вообще не было. Это чувствовалось по тому, как они выступали, как отвечали на вопросы, как общались в кулуарах. Это даже стало очевидно, когда в последний день конференции дело дошло до принятия ее резолюции. По традиции организаторы предложили готовый проект итогового документа, вписав туда пункт о том, что на смену кемализму приходит исламизм, который во внешней политике выражается в идеологии неоосманизма. Казалось бы, организаторы, многие из которых являются профессиональными туркологами, просто констатировали то, что на самом деле творится в Турции. Однако турецкой профессуре это не понравилось, и они категорически отказывались проголосовать за резолюцию. Российская сторона была даже удивлена такой реакции коллег из Турции: мол, а чего вы так возмущаетесь, разве это не так? Разве не безбородые исламисты сегодня у власти в Турции? Разве то, что Турция очень настойчиво стремится к господству в регионе Ближнего Востока – это не память о тех временах, когда это господство там действительно было, т.е. во времена Османской империи? Как же еще назвать внешнеполитический курс Реджепа Эрдогана как не неоосманизмом?

Впрочем, потом все стало понятно. Разгадка заключается в том, что если турецкая интеллигенция, верная заповедям Мустафы Кемаля Ататюрка, согласится с тем, что в Турции кемализм умер, а власть взяли всерьез и очень надолго безбородые исламисты, то это будет означать конец Турции как светского государства, чего они категорически не хотят признать на словах (глубоко в душе, наверное, это признание уже все-таки произошло).

Также спор вызвал пункт резолюции, посвященный турецкому влиянию на постсоветское пространство. Помимо торгово-экономических отношений Турция в 1990-е гг. стремилась к политическому влиянию на Крым, Кавказ, Гагаузию, Центральную Азию и Урало-Поволжье. Это влияние осуществлялось как через идею общетюркского единства (пантюркизм), так и через исламистские проекты (нурсизм, школы Фетхюллаха Гюлена и др.). Подобное влияние должно быть проанализировано с точки зрения национальной безопасности каждой из стран, которое испытывает подобное на себе влияние.

Турецкие участники дали понять, что сегодня пантюркизм не является идейной доктриной внешней политики Турции. «Никакие пантюркистские и панисламистские идеи не являются основой современной политики Турции», - сказал преподаватель Стамбульского университета Хакан Гюнеш. По его мнению, в начале 1990-х гг. Турция хотела предложить молодым тюркским республикам свою модель демократии с некоторой тюрко-мусульманской спецификой. Однако молодые постсоветские тюркские республики не выбрали демократию, а установили у себя авторитарные режимы. Кстати, это весьма любопытное замечание касается и Республики Татарстан, где чего-чего, а демократия была только красивым словом, а не практикой политической жизни.

Сегодня же можно говорить только об экономической экспансии Турции, которая за всю свою историю отношений с Россией имеет самый большой внешнеторговый оборот, которого нет ни с одной другой страной в мире. А потому, считают турецкие и часть российских ученых, турки не станут прибегать к пантюркизму и гюленизму во внешней политике, просто потому, что это не дает стольких по объему финансовых дивидендов, как хотя бы тот же туризм.

Впрочем, на конференции выступили и те, кто все-таки призвал к турецкому влиянию относиться посерьезнее. Так, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов выступил с аналитическим докладом «Пантюркизм в постсоветском Татарстане: причины появления, масштаб распространения, реальное влияние на общественно-политическую жизнь региона». Напомнив, как негативно относился великий татарский поэт Габдулла Тукай (1886-1913) к тем татарам, которые восхищались Османской империей и мечтали туда переехать жить, ученый рассказал о том, как татарская национально ориентированная интеллигенция в начале 1990-х гг. воспринимала Турцию. Эксперт рассказал о том, что на самом деле представляли собой татаро-турецкие лицеи в Татарстане, а также обратил внимание, что после снижения влияния Саудовской Аравии, связанного с уходом команды прежнего муфтия от власти в Духовном управлении мусульман Татарстана и началом столь необходимой мусульманской умме республики кадровой ротации в районных мухтасибатах по их десалафитизации, в регионе может усилиться влияние Турции. Святое место пусто не бывает. К примеру, весьма странно, что 27 апреля 2011 г. Союз татарской молодежи «Азатлык» проводит свой съезд не в убогом здании Татарского общественного центра, а в конференц-зале Института истории Академии наук Татарстана. Сам лидер «азатлыковцев» Наиль Набиуллин не скрывает того, что среди работников академического учреждения много сочувствующих его движению. Тот факт, что не так давно «азатлыковцы» проводили пикет у консульства Турции (а не, к примеру, у консульства Ирана) с просьбой «надавить» через НАТО на Россию, которая «угнетает тюркские народы», заставляет о многом задуматься, если вспомнить, что директор Института истории АН РТ Рафаэль Хакимов ездил на встречу с Фетхюллахом Гюленом в США. Да и сама символика молодых татарских национал-сепаратистов с изображением волка, воющего на скале, на зеленом полотнище флага и их тюркоцентризм даже в жестах (соединение пальцев на руке в виде головы волка) очень смахивают на идеологию организации «Бозкюртлар» («Серые волки») – молодежное, поначалу, крыло турецкой Партии националистического движения.

С докладом о роли абхазской диаспоры Турции (махаджиры), которая после развала СССР приехала в Абхазию, в усилении антироссийских настроений в самой Абхазии выступила начальник Сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина. По мнению кавказоведа, за весь постсоветский период количество махаджиров (потомков тех абхазов, что покинули Кавказ в XIX в. и переехали жить на территорию Османской империи), приехавших в Абхазию, не превышало 700 чел. Такая небольшая цифра говорит только о том, что влияние турецких абхазов на внутреннюю и внешнюю политику независимой Абхазии не стоит преувеличивать, поскольку на смену иммиграции махаджиров в Абхазию пришла реэмиграция (отъезд в Турцию после недолгого проживания на исторической родине), в основном по причине социально-экономической ситуации в абхазском государстве.

О планах идеологов греческого и русского национал-неовизантийства в отношении Константинополя/Стамбула рассказал председатель казанского Общества ревнителей истории Василий Ордынский. Он детально в своем выступлении изложил точку зрения неовизантийских националистов Греции и России на то, как ими видится возможность возврата Константинополя в лоно православия. Доклад вызвал интерес у многих присутствующих.

На конференции директор Центра ататюрковских исследований Джезми Эраслан презентовал русскоязычное издание книги «Речь» («Нутук») Мустафы Кемаля Ататюрка – уникальный исторический документ эпохи становления Турции как республиканского государства. В своем выступлении этот турецкий профессор рассказал о том, как основатель турецкого государства Мустафа Кемаль Ататюрк раскрывал понятие народности, под которой он понимал национальный вопрос. Главный редактор казанской общественно-политической газеты «Звезда Поволжья» Рашит Ахметов вступил с ним в полемику по вопросу: чья же национальная политика была для национальных меньшинств лучше: политика Ататюрка или политика Ленина? У турецкого ученого спросили: Ленин для народов Советской России создал национально-территориальные автономии, почему же Ататюрк не пошел на создание, к примеру, Курдской АССР в составе Турции? В итоге выяснилось, что кемализм – это не только светский национализм, но это еще моноэтноцентрический национализм, когда все граждане Турции, независимо от национальности, объявляются турками. Татарстанские участники вынуждены были сделать вывод, что большевизм куда более гибок, чем кемализм, ведь те, кто предлагает всех граждан России называть русскими, де-факто являются кемалистами.

Странно было после этого слышать слова профессора Анатолийского университета из г.Эскишехира Ихсана Гюнеша, который предлагал кемализм в качестве модели для других стран.

Кстати, как удалось выяснить, между Сталиным и Ататюрком была вражда. Ататюрк симпатизировал Владимиру Ленину и даже Льву Троцкому, позволив последнему даже некоторое время в период его высылки из СССР жить в Турции.

Руководитель Центра социально-гендерных исследований Стамбульского государственного университета Севги Учан Чубукчу представила свой доклад о женском движении в демократических процессах в истории Турции. Из ее выступления мы узнали, что, оказывается, в Турции до недавнего времени действовал закон, по которому в случае супружеской измены муж подвергался всего лишь штрафу, а жена - тюремному заключению на определенный срок. Турецкий профессор рассказала, что сейчас в Турции в женском движении появилась тенденция, когда на смену феминизму приходит антифеминизм, причем в религиозной оболочке: активистки исламского антифеминизма выступают за ношение хиджаба, восстановление многоженства, половую сегрегацию в общественных местах (например, отдельные комнаты для женщин и мужчин в кафе и ресторанах) и т.д.

Докладов на конференции было много, и каждый из них был по-своему весьма интересен, вызывал дискуссию, было много спорных моментов (несмотря на то, что турки отклонили резолюцию, было принято решение при издании сборника докладов подготовить общее предисловие, которое устроит все четыре делегации: и стамбульскую, и анкарскую, и московскую, и казанскую), однозначным было мнение, что подобные встречи просто необходимы. Тем более что сотрудничество между Стамбульским и Казанским университетами переходит на качественно новый уровень, а изучение Турции в Казани будет только приветствоваться.

Стоит отметить, что сегодня туркология в Татарстане активно развивается в Институте истории Казанского федерального университета, где на кафедре новой и новейшей истории под научным руководством ее заведующего Булата Ягудина уже защищены три кандидатские диссертации и готовы к защите еще 7 диссертантов, чьи исследования посвящены тем или иным аспектам истории и современному положению Турции.

Раис Равкатович Сулейманов – руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».
Copyright © 2021 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph