Поиск по сайту:
Регионы ПФО
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Новости

29.05.2011Немусульмане об Исламе

Немусульмане об ИсламеПредставляем читателям нашего сайта эксклюзивное интервью с доцентом Московского государственного лингвистического университета и заместителем председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Романом Силантьевым.

– Роман Анатольевич, первый вопрос, который я задам, интересует, думаю, очень многих. Почему Вы, будучи православным человеком, выбрали объектом своего изучения именно Ислам?

– Я историк и занимаюсь исследованием истории Ислама в России. Изначально я изучал различные секты, но потом обнаружил, что этот вопрос в целом изучен неплохо, а вот разобраться в современной истории Ислама в нашей стране крайне сложно. У меня возник резонный вопрос, по какой причине вторая по численности приверженцев религия оказалась наименее изученной. Так я занялся исследованием мусульманского сообщества. Вторая причина моего выбора следующая: занимаясь сектами, сложно испытывать уважение к объекту своего исследования. Другое дело – Ислам. Когда видишь героизм и самопожертвование мусульман, верность своей религии, готовность прийти на помощь православным (примеров чему в нашей в истории предостаточно), проникаешься уважением к мусульманам и Исламу в целом. Плюс в нашей стране сложилась уникальная форма взаимодействия православных и мусульман, уникальная культура мусульман, заключающаяся в особо доброжелательном отношении к немусульманам; в других странах подобного нет.

– Многие мусульманские лидеры нашей страны, а вслед за ними и рядовые верующие, обвиняют Вас в исламофобии. Как Вы к этому относитесь?

– У меня нет никакой фобии перед Исламом, я отношусь к нему уважительно, однако не все люди, именующие себя мусульманами, подобного уважения заслуживают.

– Что Вы вкладываете в понятия «ваххабизм» и «традиционный Ислам»? И какой Ислам можно считать традиционным для нашей страны?

– Понятие традиционности относительно. Пример колорадского жука очень нагляден в этом отношении. Для Колорадо это традиционное насекомое, особого вреда не причиняющее. Будучи завезённым в Европу, он превратился в одного из самых опасных сельскохозяйственных вредителей. Таким образом, колорадский жук традиционен для Северной Америки и совершенно не традиционен для Евразии. То же касается и религиозных течений. Традиционное религиозное течение для Саудовской Аравии таковым для России не станет и лишь привнесёт с собой массу проблем. Для России традиционен Ислам, который лоялен государству, когда его представители готовы воевать за свою страну, даже ведя войну с единоверцами. Немаловажную роль здесь играет уважительное отношение к православному большинству через недопущение агрессивного прозелитизма, оскорбительных высказываний в адрес православных верующих. На сегодняшний день из пяти централизованных мусульманских центров четыре можно отнести к традиционному Исламу.

– К чему, по Вашему мнению, может привести тотальная ваххабизация мусульманской уммы России?

– При победе ваххабитов они начнут войну против всех инакомыслящих, которая закончится не распадом России, а уничтожением или изгнанием её мусульман, которые будут с ваххабитами ассоциироваться. Такую же опасность для Ислама представляют ваххабиты и в мировом масштабе, выставляя его перед немусульманами религией террористов, с которыми нельзя жить мирно. Так что бороться с этим злом выгодно в первую очередь самим мусульманам.

– Занимаясь изучением мусульманских общин Челябинской и Курганской областей, приходишь к выводу, что, к сожалению, идейной монолитностью они не отличаются. Это вызывает ряд весьма серьёзных проблем. Как складывается ситуация в остальных регионах Уральского федерального округа и других округах?

– Ситуация достаточно проблемная, как и в большинстве других округов. Если мы попытаемся сравнить по данному признаку федеральные округа, то придём к выводу, что самая непростая обстановка складывается в Северокавказском округе; далеко не всё гладко в Северо-Западном и Центральном округах. В Поволжье положение дел меняется от региона к региону. Ситуация может быть сложной, но власти предпринимают действия по её нормализации, как это происходит в Уральском и Северокавказском округах. Во многих субъектах РФ власти вообще не уделяют необходимого внимания Исламу, а потом очень удивляются возникающим вроде бы на пустом месте проблемам. В некоторых случаях – например, в Карелии или в Саратовской области – политика властей по отношению к Исламу вообще никакой логике не поддаётся. В целом можно выделить четыре типа политики по отношению к Исламу в регионах страны. Власти могут: а) помогать традиционным муфтиятам; б) помогать ваххабитским муфтиятам; в) помогать всем; г) не помогать никому.

– Давайте попытаемся сравнить между собой 6 регионов, входящих в состав Уральского федерального округа. Какая специфика присуща каждому региону и какие общие моменты прослеживаются?

– Первый тип – ХМАО и Челябинская область, второй тип – Тюменская область, третий тип – ЯНАО и Свердловская область, четвёртый тип – Курганская область.

– Где конфликты между мусульманскими организациями происходят наиболее остро?

– Согласно отражению этого процесса в СМИ, наиболее остро этот вопрос стоит в Челябинской, Свердловской и Тюменской областях. Напряжённость присуща и Курганской области, но о ней известно меньше. В Ямало-Ненецком АО юрисдикций тоже несколько, но они между собой особо не воюют. А вот ХМАО является единственным субъектом УрФО, где все мусульманские общины относятся к одной юрисдикции – РДУМ ХМАО в составе ЦДУМ.

В целом сейчас заметно, что Совет муфтиев России становится всё менее рукопожатной организацией во всё большем числе регионов. Это видно по Чувашии, Мордовии, Хабаровскому краю, Москве, Татарстану, Челябинской области, меняется обстановка в Свердловской области. Епархии Русской православной церкви тоже прекращают всяческие контакты с общинами СМР, что особенно заметно в Нижегородской области.

Организация Равиля Гайнутдина опустилась на четвёртое место по количеству общин, и власти это прекрасно понимают. Нельзя сказать, что существует директива, по которой запрещается работать с СМР, однако чиновники начали отчётливо понимать, что за данной организацией ничего не стоит и никаких шансов возглавить российских мусульман у её лидера не осталось. Сюда можно добавить скандальность многих региональных подразделений данной мусульманской организации, я имею в виду различные ультиматумы и заявления, разжигающие межконфессиональную и межэтническую рознь. Поэтому власти предпочитают искать альтернативу Совету муфтиев в лице ЦДУМ, ДУМ РТ, РАИС или КЦМСК. А если такой альтернативы нет, то они зачастую инициируют создание независимых муфтиятов.

– Многие эксперты, изучающие мусульманские сообщества разных регионов нашей страны, отмечают, что сегодня «джихадистские» настроения имеют место не только на Северном Кавказе, но набирают всё большие обороты в Урало-Поволжье, последние печально известные события в Татарстане и Башкортостане являются тому подтверждением. Как с этим обстоит дело в УрФО?

– Предпосылки для перехода джихадистов от угроз к конкретным действиям, к несчастью, существуют. Районы компактного проживания мусульман здесь наличествуют. Радикальный элемент имеет место. В нефтеносных автономных округах он заметен наиболее явно. Мусульмане съезжались сюда из разных мест, ранее в данной местности Ислама как такового не было, ведь это районы нового заселения. В советское время люди приезжали в эти регионы со всего Союза. Зачастую они были оторваны от своих корней и не имели возможности обратиться к старейшинам, хорошо разбирающимся в вопросах традиционного Ислама. Крупные ваххабитские общины имеются и в Тюменской области. Власти борются с представителями «чистого Ислама», это происходит в Аргаяшском районе Челябинской области, Чебаркуле, Новом Уренгое, Нижневартовске. Был случай в Покачах, Ханты-Мансийского АО, где сняли ваххабита и заменили его на нормального имама. Не всегда подобные действия проходят со скандалом, порой удаётся уладить всё тихо и относительно мирно.

– Как Вам видится работа главного муфтия по Уральскому федеральному округу Рината хаджи-хазрата Раева?

– Весьма положительно. Ему удалось выстроить хорошие отношения с властями, с епархией Русской православной церкви. Он пользуется большим уважением в обществе, и к его мнению прислушиваются. Ринат-хазрат имеет отличное образование и является ректором одного из крупнейших высших исламских учебных заведений нашей страны. Ведёт активную общественную деятельность и твёрдо стоит на позициях традиционного Ислама.

– Каковы Ваши прогнозы относительно развития событий на Урале?

– Пока прослеживаются положительные тенденции, однако многое зависит от властей. Если они продолжат последовательную политику по поддержке традиционного Ислама и противодействия ваххабизму, то ситуация продолжит улучшаться.
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph