Мусульмане Поволжья

30.08.2007Интервью заместителя полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе Владимира Зорина ИА «Росбалт-Приволжье».

Владимир Зорин«Россия всегда находилась на стыке цивилизаций. Мы предназначены самой историей для роли модератора в диалоге между Востоком и Западом, между арабским миром и Европой», — заявил в интервью ИА «Росбалт-Приволжье» заместитель полномочного представителя президента в ПФО Владимир Зорин.

Заместитель полпреда ответил на вопросы о межнациональных и межконфессиональных отношениях на территории Приволжского федерального округа.

- Владимир Юрьевич, сейчас активизируется сотрудничество между Россией и арабским Востоком: Россия стала членом-наблюдателем в Организации Исламская конференция, большое внимание налаживанию двустороннего диалога с исламскими государствами уделяет Владимир Путин, президент Татарстана посетил с официальным визитом арабские страны. И все-таки, что лежит в основе этих интересов – политика, экономика или гуманитарное сотрудничество?

- Этот поворот в государственной политике был ожидаем и прогнозируем, и определило его геополитическое положение нашей страны, ее место в мире. Так сложилось, что Россия всегда находилась на стыке цивилизаций. Мы предназначены самой историей для роли модератора в диалоге между Востоком и Западом, между исламским миром и Европой. Поэтому активизация сотрудничества России с исламскими странами – это логичный, предсказуемый шаг, который вызван, в том числе, всеми названными Вами причинами. У расширения сотрудничества есть и гуманитарные, и экономические основания. Это выгодно нам и потому, что объективно повышает роль России в мире.

- Конфессиональные интересы сейчас становятся частью государственной политики?

- Я бы выразился иначе. Россия — светское государство, и согласно Конституции, религиозные объединения отделены от государства. Но религия не отделена от общества, и государство должно это учитывать. При этом у государства и у религиозных организаций, в первую очередь представляющих традиционные конфессии, много общих целей. Демография, борьба с бедностью, борьба с наркоманией, повышение нравственности, — все эти задачи являются сферой интересов как государства, так и религиозных организаций. Решить их можно только через сотрудничество.

- В свое время вы являлись министром по межнациональным и межконфессиональным отношениям. Как на Ваш взгляд, сейчас необходим такой государственный орган в нашей стране?

- Сегодня очевидно, что реальная межнациональная, межконфессиональная политика переместилась из столицы вниз – даже не на региональный уровень, а на уровень местного самоуправления.

Государство лишь задает общие стандарты этнонациональной политики, ниже которых опускаться нельзя. Как заметил философ Владимир Соловьев, закон - это низшая нравственная норма. Вот у нас эти стандарты прописаны в Конституции, в законах.

Но основные события происходят именно на уровне местного самоуправления, в городах, поселках. Не «Москва» выделяет землю под кладбище или под строительство церкви, мечети, костела, синагоги. Не «Москва» определяет, кто торгует на рынке, откуда приехали перекупщики. И эта тенденция получила отражение в законе, который разрешает органам местного самоуправления расходовать средства своих бюджетов на реализацию этнокультурных программ.

К сожалению, не все муниципалитеты готовы к активной роли в межконфессиональной политике. Здесь нам много предстоит работать, и наш округ наметил целую программу, касающуюся повышения роли муниципалитетов в решении задач, связанных с взаимоотношениями между людьми разных национальностей и культур. Это проведение семинаров, обучающих тренингов; повышение ответственности конкретных должностных лиц за состоянием дел в этой сфере работы. Ведь что показали события в Кондопоге, на юге нашей страны? — Не просто растерянность местных властей — их беспомощность в подобных ситуациях. Сейчас мы систематизируем и анализируем опыт реализации этнонациональной политики на уровне местного самоуправления. Мы провели выездные семинары и совещания в Кировской области и Пермском крае. Впереди — Чувашская республика, республика Марий Эл, Удмуртия, и эта работа будет проведена во всех регионах до конца года.

- Ранее при аппарате полпреда в Приволжском округе была создана комиссия по развитию этнокультурных и конфессиональных отношений и гражданской идентичности. Существует ли сейчас нечто подобное? И если да, то чем она занимается?

- Эта комиссия перешла в полном составе в состав Общественного совета по развитию институтов гражданского общества, созданном по инициативе полпреда президента РФ в Приволжском федеральном округе Александра Коновалова. Сейчас создано уже три рабочих группы по этноконфессиональной проблематике (по вопросам, связанным с православием, с исламом и с межэтническими отношениями), которые действуют в рамках этого совета. Это более эффективный метод работы, чем деятельность одной комиссии. Очень важно, что в составе рабочей группы может принимать активное участие любой желающий. Она является открытой, действующей в постоянном режиме площадкой для диалога власти и общества.

- Вот вы назвали Саратовскую, Оренбургскую область. Какие проблемы, болевые точки есть в ПФО в плане межнациональных и межконфессиональных отношений?

- В целом состояние и межконфессиональных, и межнациональных отношений в округе спокойное и стабильное. Но, к большому сожалению, встречаются факты ксенофобии, бытового национализма, отдельные факты невнимания к запросам этнокультурных групп. Рост количества мигрантов порой связан с ростом ксенофобии населения, особенно у молодежи. Имеются случаи, которые сегодня квалифицируются по 282 статье Уголовного кодекса (разжигание межнациональной розни). И хотя это, по большому счету, маргинальные явления, закрывать глаза на них нельзя.

Реальностью является проникновение на территорию округа отдельных представителей экстремистских религиозных течений, действующих под исламскими лозунгами. Проблемой является и возросшая, часто непрогнозируемая и нелегальная миграция на территории округа.

Есть вопросы с некоторыми новыми религиозными движениями, действующими на территории округа. Имеются некоторые внутриконфессиональные проблемы в исламе, но вмешиваться в их дела государство не имеет право.

Кстати, нужно отметить возросшую роль религии вообще. Например, в Нижегородской области 15 лет назад было около 40 действующих православных храмов, сейчас — более 400. 15 лет назад во всей России было не более 100 мечетей, а сегодня их более 2000 только на территории Приволжского федерального округа. То же самое и с другими конфессиями.

- Насколько должно государство вмешиваться в конфессиональные и этнические вопросы?

- Это две разные сферы. В вопросы, связанные с этнонациональной культурой, в межэтнические отношения государство не только должно активно «влезать», но обязано постоянно контролировать эту сферу, помогать в решении насущных задач, осуществлять мониторинг межнациональных отношений, оказывать содействие в изучении языка, развитии культуры, образования. У нас есть народы, которые насчитывают тысячу человек, государство обязано разбираться и в их проблемах, поддерживать и их культуры.

Сегодня государство выделяет деньги на национальные библиотеки, на поддержку национальных СМИ. Газеты издаются в округе на 33 языках. Радио, ТВ вещают на 40 языках.

Что касается религии, то еще раз отмечу, что государство является светским и государство не вмешивается во внутриконфессиональные и межконфессиональные отношения.

Государство обязано обеспечить гражданину свободу вероисповедания и уважение прав верующего. Отношения государства и церкви строятся по принципам сотрудничества и взаимодействия. Я уже говорил, что есть очень большое поле такого взаимодействия. При этом обязанность государства – не допустить экстремизма на религиозной почве, нарушения законов, ущемление прав человека, с чьей бы стороны они не осуществлялись.

- Между тем, часть политической элиты России и Нижегородской области в частности сжилась с православием. Создается впечатление, что власть заигрывает с церковью…взять, к примеру, мероприятия, связанные с именем Серафима Саровского.

- Я бы с Вами не согласился. По-моему, речь идет о новом этапе отношений между государством и Русской Православной Церковью, к которой принадлежит большинство населения.

Чем ценно духовное наследие Серафима Саровского с точки зрения российской государственности? Он выступал за укрепление нравственных начал, за укрепление российского государства и общества на основе нравственных принципов. Этим ценен святой для православных, для людей, индифферентно относящихся к религии, и даже для представителей других конфессий.

Примеры тесного сотрудничества государства и религиозных организаций можно привести не только в отношении православия. Так, например, на основании указа президента Татарстана строилась мечеть в Казанском Кремле и рядом с ней реставрировался православный собор. Эти храмы стоят недалеко друг от друга.

Переход государства и традиционных религиозных организаций на новый уровень взаимодействия — процесс объективный. Я бы не стал говорить, что государство заигрывает с церковью. Государство в долгу перед религиозными организациями за 70 лет государственного атеизма.

- Президент РФ несколько лет назад говорил о том, что Приволжский федеральный округ показателен в плане дружественного соседства различных наций и конфессий. Какие мероприятия проводятся аппаратом полпреда сейчас в этом направлении?

- Мы всячески способствуем диалогу, закреплению тенденции, о которой говорил президент. О том, что сделано, можно многое рассказать. Примеры работы — первый международный фестиваль финно-угорской культуры, фестивали православной и мусульманской молодежи, которые сейчас проводятся в рамках года молодежи в ПФО. На развитие межнационального диалога, стабильное развитие религиозной жизни направлена деятельность рабочих групп Общественного совета по развитию институтов гражданского общества в Приволжском федеральном округе.

К примеру, месяц назад состоялся визит в Чувашию главы Парламентской Ассамблеи Совета Европы Рене Ван дер Линдена, который дал высокую оценку состояния межконфессиональных отношений в Приволжье. В прошлом году в Нижнем Новгороде прошел совместный с Советом Европы форум по развитию межкультурного диалога, в котором Рене Ван дер Линден также принимал участие. Он и приехал в округ с целью ознакомиться с ходом реализации тех решений и рекомендаций, которые были в даны в ходе Поволжского форума. И остался доволен результатами этой работы, сказал, что приволжский опыт имеет большое значение для всего Европейского Совета.

- Насколько важен был визит г-на Ван дер Линдена в Чувашию. Почему он не выбрал, скажем, Татарстан или Башкирию?

- Чувашия – регион, где титульное население составляет большинство. Г-ну Ван дер Линдену было очень интересно посмотреть на субъект федерации, где русские составляют меньшинство по численности. Он очень внимательно изучал проблему двуязычия. Его поездка была очень полезна для него с точки зрения познания России, потому что в Европе нет таких прецедентов, как у нас.

Чувашская республика отличается хорошо отлаженной политикой в межконфессиональной и межнациональной сферах. В Чебоксарах у Ван дер Линдена состоялась встреча с представителями национальных неправительственных организаций, ведущих конфессий, и он остался доволен как самой поездкой, так и встречами с общественностью.

- Шла ли речь о перспективах сотрудничеств субъектов федерации, входящих в Приволжский округ, и ПАСЕ? В каких направлениях намечено сотрудничество?

- Много совместных планов и проектов. Например, в Казани в сентябре проводим фестиваль вместе с Советом Европы фестиваль «Все едины, все равны».

- Остановимся на Татарстане… Насколько важна роль Татарстана в российско-арабском диалоге?

- Ничего абстрактного в политике не бывает. И абстрактных международных отношений тоже не бывает — за ними всегда конкретные люди. Лидеры наших республик, в которых большая численность мусульманского населения, многое делают для российско-арабского диалога.

Объективно роль таких лидеров, как Минтимер Шаймиев, будет возрастать, и я думаю, Татарстан играет важную роль в укреплении авторитета России в мусульманском мире. Но хотел бы отметить, что руководство республики Татарстан не менее эффективно работает и на других площадках: европейской, китайской, американской. Но, конечно, особая роль им выполняется в укреплении связей с арабским миром.

- Скоро начало учебного года. Как, по-вашему, в школах должны быть предметы: основы христианства, мусульманства?

- Я думаю, что одна из причин фундаментализма и экстремизма – недостаточная осведомленность нашего населения в религиозной сфере. Наши школьники должны получать в школе знания об основных религиозных организациях, действующих в России, в первую очередь — о традиционных религиях нашей страны.

Это требует большой подготовки: нужны учебники, преподаватели. Работа сложная, но мы будем ее выполнять .

- Это должны быть факультативные занятия? Или обязательные предметы?

- Если говорить об основах религиоведения, основных знаниях о религиозной картине России, то их можно давать и в рамках основного курса. А если кто-то хочет изучить конкретную религию более глубоко, то это — на факультативных занятиях.

Россия исторически создавалась как многонациональное и многоконфессиональное государство, и, конечно, наша история имеет и светлые, и трагические страницы. Но Россия не потеряла ни одного народа, который связал с ней свою судьбу. Мы всегда воспринимали многонациональность не как головную боль, не как источник тревоги и нестабильности, а как наше богатство, как важный ресурс нашего развития.

Источник: ИА «Росбалт-Приволжье»
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Копировать | Печать | Закрыть