Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

20.04.2011Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России

Роман Силантьев: Что стоит за отчетной модернизацией Совета муфтиев РоссииВ начале 2011 года Совет муфтиев России (СМР) объявил курс на радикальную модернизацию, пообещав резко повысить эффективность своей работы. Центральный аппарат этой организации был насыщен новыми молодыми кадрами, которые уже проявили себя созывом резонансного Всероссийского мусульманского совещания в марте сего года. Новые кадровые решения Совета муфтиев пока не отражены на его официальном сайте, однако на днях этот ресурс впервые опубликовал годовой отчет о деятельности Совета муфтиев, посвященный, естественно, 2010 году. Данный документ представляет немалый интерес хотя бы потому, что сообщает официальные сведения о составе членов Совета муфтиев и его учебных заведениях.
По мнению составителей данного отчета, в 2010 году в Совет муфтиев входило 17 духовных управлений мусульман (ДУМов) и два мухтасибата. Если сравнить эти данные с данными за июнь 2002 года, которые СМР тогда направил в Минюст, можно определить динамику развития Совета за последние девять лет. Так, с 2002 года в СМР вошли ДУМ Тюменской области, которое насчитывает около 40 зарегистрированных общин (данные на середину 2010 года), Красноярский муфтият (17 зарегистрированных общин), Централизованное религиозное управление мусульман Пермского края (менее зарегистрированных 10 общин) и ДУМ Республики Коми (6 зарегистрированных общин), суммарно насчитывающие около 70 местных религиозных организаций.
За это же время из списка выбыли: ДУМ Республики Дагестан (702 зарегистрированных общин), ДУМ Карачаево-Черкесской Республики и Ставрополья (сейчас переименовано в ДУМ Карачаево-Черкесской Республики; 110 зарегистрированных общин), ДУМ Республики Адыгея и Краснодарского края (около 15 зарегистрированных общин), ДУМ Кабардино-Балкарской Республики (127 зарегистрированных общин), ДУМ "Ассоциация мечетей России" (около 40 зарегистрированных общин), Центральное ДУМ Оренбургской области (входит в ДУМ "Ассоциация мечетей России") и ДУМ Поволжья (общин не имеющее и существующее только в воображении саратовского муфтия Мукаддаса Бибарсова), суммарно насчитывающие около тысячи местных религиозных организаций.
На самом деле из северокавказских муфтиятов в СМР входило только ДУМ Республики Северная Осетия-Алания, попавшее в число трех учредителей этой организации, поэтому в исключении их из списка нет ничего удивительного. Гораздо интересней, что в СМР больше не числятся структуры эмигрировавшего в ОАЭ муфтия Исмаила Шангареева - ДУМ "Ассоциация мечетей России" и Центральное ДУМ Оренбургской области (Бугурусланский муфтият), что теперь позволяет отнести их к независимым муфтиятам.
Несмотря на устав ДУМ Республики Татарстан, в 1998 году не продлившего свое членство в СМР, и недвусмысленные заявления его нового председателя муфтия Ильдуса Фаизова, отрицающего факт подчиненности своей организации Равилю Гайнутдину, СМР упорно указывает ДУМ РТ в числе своих членов. Более того, Ильдус Фаизов уже прописан новым сопредседателем Совета, хотя никакого согласия на это он не давал.
При этом реально входящий в Совет муфтиев Казанский муфтият, созданный в 2000 году на базе ДУМ РТ и ЦДУМ Ульяновской области, в списках Совета муфтиев не значился и не значится. Зато в них всегда упоминается некий не существующий в природе "Главный мухтасибат Республики Татарстан", под которым, судя по фамилии мухтасиба, понимается Казанский мухтасибат ДУМ РТ.
Помимо Главного мухтасибата Республики Татарстан в свежем списке Совета муфтиев указываются еще три не зафиксированные Минюстом централизованные религиозные организации - ДУМ Нижнего Новгорода и Нижегородской области, ДУМ Саратова и Саратовской области и ДУМ Тюмени и Тюменской области. В принципе понятно, какие муфтияты здесь имелись в виду (просто конкретные города в их названиях не упоминаются), однако Минюст таких ляпов может не понять и вынести Совету муфтиев очередное предупреждение за предоставление заведомо ложных сведений.
После списка муфтиятов и мухтасибатов в отчете СМР приводится список его учебных заведений, которых, оказывается, всего три - Российский исламский университет в Казани, Московский исламский университет в столице и Северо-Кавказский исламский образовательный центр (видимо, имеется в виду Северо-Кавказский университетский центр исламского образования и науки) в Махачкале. До недавнего времени с Советом муфтиев ассоциировался также Нижегородский исламский институт им Х. Фаизханова, однако сейчас, похоже, ситуация изменилась и он попал в опалу, что чревато потерей финансирования по линии Министерства образования.
Что до остальных вузов, то сразу возникает вопрос - если ДУМ Татарстана и ДУМ Республики Дагестан не входят в Совет муфтиев России, то почему их головные университеты числятся в списке учебных заведений этой организации? Интересно, знают ли об этом муфтии Ильдус Фаизов и Ахмад Абдуллаев?
Остальные разделы отчета Совета муфтиев также вызывают определенный интерес. Никаких претензий к федеральной власти СМР уже не имеет (хотя в декабре 2010 года все было иначе) и подчеркивает, что отношения с ней носят партнерский характер. Претензии высказываются только некоторым региональным властям, не дающим строить новые мечети. Касаясь ситуации с мечетями в Москве, Совет муфтиев категорически отвергает предложенные представителями ЦДУМ, Всероссийского муфтията и Координационного центра мусульман Северного Кавказа идеи строить мечети в бывших промзонах или арендовать для проведения молитв стадионы, называя их "поверхностными советами".
Сообщается, что "за истекший год Советом муфтиев России были подготовлены 6 видеороликов и презентаций, посвященных духовным ценностям. В то же время отдел культурно-просветительских программ испытывает определенные затруднения в осуществлении своей деятельности. Нет эффективно налаженной работы по производству видеоматериалов. Крайне необходима профессиональная видеоподдержка для съемок и презентации деятельности СМР".
В связи с этим возникает вопрос - как анонсированный Советом муфтиев исламский телеканал собирается работать без эффективно налаженной работы по производству видеоматериалов и профессиональной видеоподдержки протокольных съемок? Или он тоже будет выпускать по шесть видеороликов в год?
Из раздела "Закят и благотворительность" следует, что за 15 лет своего существования структура Равиля Гайнутдина завершила подготовку базы для создания Фонда закята ДУМЕР, издала книгу "Закят. Практическое руководство" и разработала русскоязычный онлайн-закят-калькулятор (до этого бесплатно доступный на сотнях зарубежных сайтов). Такими темпами собственно закят начнет поступать еще лет через 15. И это в лучшем случае. С другой стороны, зачем Совету муфтиев закят? Ведь даже "Яндекс" знает, что Равиль Гайнутдин - "очень богатый человек".
Серьезные успехи достигнуты в благотворительной и книгоиздательской деятельности - СМР уже дышит в затылок Конгрессу еврейских религиозных организаций и объединений в России, однако пока серьезно отстает от баптистов и адвентистов. А вот никакого межрелигиозного сотрудничества Совет муфтиев в 2010 году не осуществлял - во всяком случае, никаких упоминаний об этом в отчете нет. Не велась работа и с другими мусульманскими организациями - о широко разрекламированном в прошлом году объединении с ЦДУМ и мусульманами Северного Кавказа в отчете также нет ни слова. Видимо, эти две сферы деятельности никаких добрых воспоминаний у составителей отчета не оставили.
Указываются в отчете и основные виновники всех проблем мусульман России. "К сожалению, средства массовой информации способствуют распространению искаженного представления об исламе, преподнося как сенсации негативные события, искусственно связанные с исламом и мусульманами; положительные результаты деятельности мусульманской общины, как правило, не освещаются. Еще более губительными для мирного развития многонационального и многоконфессионального российского общества являются провокационные заявления некоторых псевдоисламоведов. Представляется, что создание и активная работа Совета улемов при Совете муфтиев России с участием признанных ученых-исламоведов является одним из перспективных путей решения данной проблемы. В данном вопросе необходима здравая и своевременная поддержка СМИ и государства".
Зря, выходит, на террористов с экстремистами наговаривают. Журналисты и псевдоисламоведы - вот кто главные враги уммы!
Роман Силантьев, директор Центра географии религий при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества, доцент МГЛУ
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph