Поиск по сайту:
Регионы ПФО
 В Институте стран СНГ обсудили проблему религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
 В Академии наук РФ прошел круглый стол на тему «Функционирование мусульманских религиозных организаций в России (история и современность)»
 Фактор социального служения в исламе
 Граница России стала проницаемой для религиозного радикализма
 Методологический подход к начальному сегменту исламского образования
 Принципы работы исламских банков: принцип мудараба
 Среди россиян гораздо больше тех, кто осуждает антиисламский фильм, чем тех, кто не считает его предосудительным
 В России мусульманская молодежь религиознее старших поколений
 Россия и исламский мир: основные проблемы и перспективы сотрудничества
 Ситуация в мусульманском сообществе Поволжья развивается по северокавказскому сценарию
 Проект концепции «Татары и исламский мир: концептуальные основы функционирования и развития»
 Инновационные формы работы с молодежью по профилактике терроризма и экстремизма
 Московская декларация по вопросам джихада опирается на труды идеологов салафизма
 Этнический федерализм и вопрос целостности России: юридическое неравноправие субъектов, региональная этнократия, потенциал сепаратизма
 Альянс ваххабизма и национал-сепаратизма в Татарстане и «русский вопрос» в регионе
 «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для мусульманского сообщества страны
 Российские исламисты нашли родных «братьев»?...
 Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организации, зарубежное влияние
 Влияние арабских революций на Ближнем Востоке на мусульман России и Татарстана
 Тарик Рамадан: европейские мусульмане или мусульмане в Европе?
 Радикалы и фанатики рвутся в Поволжье
 Радикальный исламизм и национализм в Республике Татарстан: конфликтный потенциал в условиях роста протестных настроений в обществе
 Турки-месхетинцы в России: между пантюркизмом и ваххабизмом
 Духовная безопасность России и нетрадиционные религиозные движения
 Ваххабизм в Нижнекамске: фундаментализм, деньги, бюрократия
 Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани)
 Для сохранения татарского языка в Татарстане нужно сделать его изучение добровольным: мнение
 IV Всемирный форум татарской молодежи
 Эксперт: Исламским СМИ нужно помогать, но не всем
 Благотворительность и религиозность мусульман: к вопросу о формировании социального капитала
 Наиль Набиуллин и Союз татарской молодежи: закат молодежного татарского национализма?
 Перспективы движения Нурджулар в России
 Религиозно-политические искания радикальной части татарского национального движения и внешний фактор
 Новые джадиды
 Россия и западный «дух неприязни»: на примере позиции Евросоюза и США в отношении Южной Осетии
 Иран и Израиль: борьба за региональное лидерство
 Татарстанский эксперт: мусульмане бегут от Равиля Гайнутдина
 Еврейская община Бухары и Самарканда на современном этапе
 Председательство Казахстана в Организации Исламского сотрудничества поможет России вернуть свои позиции в исламском мире, - эксперт
 портал "Умма" о некоторых итогах работы IV Евразийского научного форума в Казани
 Турецкое влияние на постсоветском пространстве: взгляд из Казани
 Раис Сулейманов: Власти Татарстана должны решить языковую проблему хотя бы из чувства самосохранения
 Информационная безопасность российской уммы
 Пятая сила российского ислама
 Другое лицо ислама
 Эксперт: начало внутриисламского диалога потребовало уточнения понятий
 Роман Силантьев: Что стоит за "отчетной модернизацией" Совета муфтиев России
 Раис Сулейманов: Избрание муфтия Татарстана - шанс для всей российской уммы: мнение
 Яна Амелина: «Настоящий мусульманин не станет радикалом»
 «Вилаят Идель-Урал»: начало салафитиxзации Татарстана по северокавказскому сценарию
 Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение
 Али Вячеслав Полосин: «Преступное сектантство никогда не станет нормой жизни!»
 Выступление полномочного представителя Президента РФ в ПФО Григория Рапоты на международной конференции «Россия и исламский мир: история и перспективы цивилизационного взаимодействия»
 Выступление Григория Алексеевича Рапоты - полномочного представителя Президента РФ в ПФО на встрече с председателями духовных управлений мусульман регионов ПФО
 На пути восстановления прерванных связей времён и поколений
 Талгат Таджуддин о задачах развития мусульманского образования в России
 Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений
 Выступление В.Ю.Зорина на конференции "Роль СМИ в межкультурной коммуникации"
 Проект Федерального закона РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»
 Председатель Духовного управления мусульман Пермского края об объединении российских мусульманских структур
 В России сложилась своя модель ислама
 Положение о научно-консультативном Совете при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Концепция проекта федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности"
 Состав научно-консультативного Совета при Минюсте РФ по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма
 Выступление заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе В.Ю.Зорина на Международной конференции «Ислам победит терроризм» (Москва, 3-4 июля 2008 г.)
 «Легче запретить, чем разобраться». Как в Турции смотрят на наше «дело нурсистов-гюленовцев»?
 Тимур Юсупов: Европейская Медина и абдуллы ибн саламы наших дней
 А.В. Малашенко: "Ислам во внешней политике России"
 Исламская цивилизация: роль мусульман как свидетельствующей общины
 "Исламский вектор во внешней политике современной России: технология прорыва".
 Политическая партия «Джамаат-аль-Исламий» и ее роль в социально-политической жизни и исламизации Народной Республики Бангладеш.
 Концепции национального и исламского государства в Южной Азии.
 Сделает ли Вениамин Попов все цивилизации – партнёрами?
 Абдулбари Муслимов: чему учат мусульманскую молодёжь России?
 А.Б. Юнусова: "Радикальные идеологии и мусульманская молодежь в России"
 Вениамин Попов о влиянии исламского фактора на внешнюю политику РФ и о концепции "конфликта цивилизаций" (интервью сайту "Мусульмане Поволжья")
Партнеры
Полпред Президента в ПФО
Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования
Духовное управление мусульман Республики Татарстан
Духовное управление мусульман Республики Мордовия
Российский Исламский Университет
Мечеть Сулейман
Духовное управление мусульман Чувашской Республики
Духовное управление мусульман Пермского Края
Сайт общины мусульман при Пермской соборной мечети
Сайт ДУМ Поволжья
Сайт национально-культурных объединений Нижегородской области
Информационный сайт Регионального Духовного Управления Мусульман Удмуртии
Авторизация

Аналитические материалы

Мухаммад-хазрат Таджуддинов: О сотрудничестве мусульманских организаций и органов власти в противодействии негативному влиянию зарубежных радикально-экстремистских движений

Отличительной чертой нашего времени является динамично набирающая обороты мировая глобализация. Хвала Всевышнему за то, что уже давно пали в лету железные занавесы и разделительные стены. В современном мире происходит все большее взаимосближение народов в экономической, политической и идеологических сферах. Поступательные интеграционные процессы, таким образом, становятся знамением нашего времени и, вероятно, приведут к тому, что межгосударственные границы будут иметь лишь условное географическое значение.

Однако вместе с положительными факторами этого процесса особую настороженность вызывает порожденный им агрессивный напор ряда радикальных движений политического экстремизма, зачастую выступающего под псевдорелигиозной риторикой, в том числе исламского толка. На самом же деле, под религиозной мотивацией различного рода экстремистские движения преследуют конкретные политические цели с применением противозаконных методов и средств. Пользуясь отсутствием должных законодательных препонов, они преследует свои далеко идущие геополитические цели, а потому представляет сегодня масштабную угрозу как для традиционно устоявшегося духовного пограничья нашей страны, так и для ее национальной безопасности.

К глубокому сожалению, религиозная сфера, все более вовлекаемая в орбиту жесткого политического противостояния, сама оказывается заложницей антигуманистических процессов, вызванных националистическими и сепаратистскими тенденциями радикальных движений. В первые перестроечные годы, как известно, неправительственные религиозно-политические организации стран Ближнего Востока и Северной Африки развернули в районах традиционного распространения ислама в нашей стране активную деятельность, в известной мере пытаясь примерить на себя роль духовных наставников российских мусульман, стремясь к созданию новых духовных структур, ориентированных на ваххабитское вероучение. В их деятельности в России явно просматривалась тенденция по созданию структур "параллельного ислама" в противовес традиционному. В обход согласия российских официальных мусульманских управлений они распространяли свою религиозную литературу, строили мечети и культурные центры, направляли в хадж, оказывали финансовые субсидия, отправляли на учебу за рубеж. Там студентов из России в течение нескольких лет обращали в фанатичных приверженцев идей так называемого "чистого" ислама. Особое
внимание представители различного рода исламских фондов проявляли к региону Северного Кавказа. Плодами их миссионерской деятельности, как известно, стали события в ряде городов и районов республики Дагестан, где дело дошло до попытки экстремистов принудительно изменить традиционный уклад жизни общества в соответствии с их представлениями. Экспортируемый с арабского Востока радикальный ислам экстремистского толка усиленно пытался рассеять на нашей почве семена фундаментализма и чуждые отечественным традициям направления вероучений, включая тот же пресловутый «ваххабизм». Выдавая себя за так называемых «борцов за истинную веру», его представители в то же время позволяли себе совершать любые преступления в отношении иноверцев, разжигать религиозную нетерпимость и рознь. Но поскольку экстремизм рассматривает человека только как средство для достижения целей совершенно нерелигиозного плана, он не только не мог быть порождением исламской веры или исламской цивилизации, но и чужд его учению. В Коране же, напротив, говорится, что именно человек является высшей и абсолютной ценностью. Причем бесценен каждый конкретный человек. Истинно правоверный мусульманин, любящий Бога, не может пойти на совершение любого экстремистского действия. Отличие радикального ислама как раз и заключается в том, что человек рассматривается им только как средство для решения некой, как правило, насильственной задачи. Но мусульмане России исходили и исходят из того постулата, что уверовавший в Бога, осознающий ответственность перед Создателем, следующий в здравом уме Сунне Пророка, никогда не позволит себе судить людей вместо Бога и творить бесчинства, насилие и несправедливость. Он также никогда не позволит себе быть бессердечным, бессовестным и безжалостным фанатиком, орудием в руках других. В этом смысле религиозно мотивированный экстремизм можно отнести к одной из форм нелегитимной политической борьбы, т.е. не соответствующей нормам законности и этическим нормам, разделяемым большинством населения. Вот почему экстремизм как фактор, дестабилизирующий жизнь общества, подрывающий устойчивость развития нашего государства должен быть решительно пресечен в нашем обществе. Имеет ли экстремизм религиозную или этнонационалистическую окраску, он был и остается политической формой радикализма, несущего потенциальную угрозу, прежде всего устоям государства.

В этом смысле тенденцию распространения экстремизма под религиозным знаменем на территории России во многом следует рассматривать как религиозную экспансию со стороны других государств. Ее политические корни произрастают из некоторых фундаменталистских воззрений, приверженцы которой не принимают существующий миропорядок, и стремятся навязать человечеству свое видение «идеального государства».

Духовно-нравственная составляющая российского общества во все времена являлась первоосновой целостности и единства нашего поликонфессионального и многонационального Отечества. Именно поэтому для успешного противодействия подобному роду экстремистским тенденциям в нашей стране и государству, и обществу необходимо противопоставить гуманистические идеи политической и этнорелигиозной толерантности, гражданского мира и межнационального согласия. Как считает Центральное духовное управление мусульман России, для успешного противодействия проявлениям экстремизма необходимо выработать и последовательно придерживаться такой доминанты государственно-религиозных отношений, которая бы всецело была направлена на развитие межрелигиозного диалога, искоренение межрелигиозной нетерпимости и расширение взаимодействия государства и религиозных объединений. Сегодня ислам исповедует около 12,5% населения Российской Федерации и, именно поэтому было бы несправедливо и недальновидно видеть в этой религии не систему духовных ценностей, исповедуемою миллионами наших сограждан, а только очаги терроризма и экстремизма. Необходимо четко различать существо деятельности отечественных мусульманских организаций и «медвежью услугу» их зарубежных единоверцев. Следует с сожалением признать, что Духовные управления мусульман, большей частью раздробленные, часто оказываются не в состоянии эффективно противостоять организованному наступлению этой экспансии, во многом из-за существующих противоречий во взаимоотношениях между собой. Преодоление раздробленности и узконациональной ориентированности российского мусульманского духовенства могла бы, на наш взгляд, действенной мерой для решения проблем борьбы с религиозным экстремизмом. Именно востановление единства существующих духовных структур, к чему призывает ЦДУМ России, поможет коренным образом содействовать решению этой крайне важной задачи, учитывая наличие фактов радикализации ислама в нашей стране. Именно поэтому, нам не пристало взращивать в себе гордыню и спесь и сеять вражду друг против друга!

Мусульманским религиозным объединениям следовало бы в этой связи совместно разработать и реализовать унифицированную систему подготовки кадров мусульманского духовенства в рамках осуществления религиозного образования в РФ и привести его в соответствие государственным образовательным стандартам. Кроме того, важно содействовать введению преподавания в общеобразовательной школе предмета духовно-нравственного содержания. Ведь очевидно, что рассказ ученикам о многообразии религиозных верований и практик только положительно скажется на достижении их взаимопонимания и взаимоуважения, воспитает у них толерантное отношение к "инородной" культуре, к представителям иной веры. Трудно ощущать себя частицами единого народа особенно в условиях России как многонационального и многоконфессионального государства, если, будущее поколения россиян будут расти в атмосфере неведения всей полноты духовных ценностей своей страны.

Совместно российские религиозные объединения могут сделать очень многое для профилактики экстремизма, формируя в обществе терпимость и уважительное отношение к людям иной культуры, к их взглядам, традициям, верованиям, а также принимая участие в сглаживании политических и этнонациональных противоречий.

Как показала практика, при осуществлении противодействия экстремизму требуется комплексный подход. Поэтому доминантой взаимодействия государственных структур и религиозных объединений должны стать общие усилия в целях стабилизации ситуации в обществе, защиты мира и гражданского согласия. Эффективность борьбы против экстремизма в нашей стране во многом зависит от того, насколько последовательно и строго будут выполняются требования существующих в этом отношении законов. Они, в свою очередь, должны предусматривать меры не только регулирующего и запретительного, но и превентивного характера. Обратить внимание здесь следует на более жесткое административно-законодательное упорядочивание государством деятельности зарубежных общественных и религиозных организаций.

Поиск путей решения проблем борьбы с экстремизмом требует взвешенного и беспристрастного подхода. Невозможно здесь обойтись и без оперативного решения социально-экономических проблем общества, являющихся не последним из факторов, порождающих религиозно-политический экстремизм.

В противодействии с проявлениями экстремизма необходима выработка согласованной информационной политики. Сейчас, как преподносится в печати, экстремизм в религиозной среде есть порождение ислама, которому больше всех достается. Однако было бы справедливо, что такое определение выносилось только судом. Только суд у нас может наложить это клеймо: экстремистская организация. И совершенно правильно закон установил, что экстремизм - это действие, а не идеология, не идеи. Ответственность может наступать только за совершенные деяния. Следует при этом считаться и с деликатностью религиозного аспекта проблемы, связанного с безусловным требованием уважения чувств верующих.

Осуществляя противодействие экстремистскому движению, использующему исламские лозунги, к сожалению, видимо, следует исходить из того, что это - долговременный фактор мировой политики, и преодолеть его без объединения усилий в обозримой перспективе без общих усилий вряд ли удастся.

(по материалам газеты Маглюмат аль Булгар, №3, 2010 год. Подготовлено на основе выступления Мухаммада-хазрата Таджуддинова на встрече полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе Г.А.Рапоты с председателями региональных духовных управлений мусульман 11 марта 2010 года).
Copyright © 2007 НКО «Фонд гражданского общества»
Created by Graphit Powered by TreeGraph